Перейти к содержимому

GSDMOLDOVA.COM© 2012 - 2016.by neeo.
 

Фотография

Интересное о дрессировках


Сообщений в теме: 86

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 16:47

Теперь о задачах. Кроме того, чтобы соревнования были зрелищными, для меня было важно, чтобы упражнения выполнялись максимально реально, настолько, насколько это возможно в тех рамках, в которые меня загнали (точнее сказать, загнало время – тогда к жесткой работе большинство из участников готовы все-таки не были). Кстати, довольно обидно было, ибо другие собаки, и некоторые фигуранты, на мой взгляд, не вполне реализовали себя, именно потому, что в нормативах Б. Ринга было через-чур много регламентации по манере работы.
Я вспоминаю, на что был способен немец Брут Олега Макарова, Брайт Ольги Савиной, Эльбар Гремячинского, азиаты(!) из группы Смидовича, дог Инворд Ираклия Топурия, многочисленные амстафы и питы – Эмир тот-же, с которым я лично после выигранных им соревнований еще хваток 5 с ударами и борьбой исполнил. А Круз Жоры и Веры Киселевых, а чуть раньше их боксер Ральф, сбивавший на хватке любого фигуранта, а Вента того же Гая? А мой Гера, который проходил сквозь любой удар (ногой, рукой) и валил фигурантов в любую сторону – хоть вправо, хоть влево, хоть на спину, хоть на живот ударом на хватке! Впрочем, он на соревнованиях никогда не выступал – по этическим, понятно дело, соображениям. Разве что на семинарах, о чем любят с юмором вспомнить ветераны, ибо тогда Гера укусив одного фигуранта пошел в толпу оторопевших зрителей, где безошибочно нашел другого – из числа бойцов Лиги, успевшего одеть, на свое счастье, рукав.

Ладно, собаки! Многие фигуранты, в то время, считаю, остались недооцененными...

Сейчас, кстати, появилось много отличных, координированных, спортивных ребят, чувствующих собак, однако собаки в современном Ринге готовы почему-то формально. Так вот, если на первых Рингах я настойчиво требовал, чтобы хотя бы в усеченной форме, но с собаками боролись, то, что случилось потом, я не знаю. Вижу лишь, что тренеры научились формально натаскивать собак на двойки и тройки – невелика сложность, особенно с современными аппортировочно-добычливо-игровыми методиками. Непонятно, зачем, только для этого участвовать в Ринге. Честно говоря, для некоторых из современных участников Ринга я бы дрессировку ограничил лишь хваткой с руки (зачем обманывать себя и хозяев, если в реальных условиях собака реально откусается только таким образом?). А их, между тем, на тройки натаскивают! Но думаю, это все по поверхности. А в целом, думаю, если не бороться с формализмом, не вводить усложнений и по борьбе и по управлению, то Ринг загнется, ибо не выдержит конкуренции с другими видами дрессировки.
И.И. Затевахин
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:00

Мондьоринг
Название спорта Мондьоринг переводится как Всемирный ринг. Это комбинация Французского ринга, Бельгийского ринга, KNVP (голландский спорт) и Schutzhund. Он возник в результате того, что требовался такой спорт, чтобы люди, живущие в разных концах Европы, могли соревноваться между собой.
Это нужно увидеть на самом деле, чтобы поверить, что возможно делать то, что делают некоторые из собак на Мондьоринге. Вы увидите фигуранта, который работает с собакой на спине в небольшом плавательном бассейне. Вы увидите собаку, которая проходит через стену огня, чтобы сделать хватку. Вы увидите собаку, которая охраняет предмет, тогда как предметом служит маленькая девочка...
Очень успешный первый год Мондьоринга в Северной Америке завершен. Мондьоринг впервые дебютировал на семинаре энтузиастов ринга в Южном Онтарио в прошлом мае, когда были выбраны судьи и фигуранты. Было выбрано трое судей - я и Кен Джэейсман из Канады, а также Нил Уоллис из США. Также были выбраны два фигуранта Сэм Канелла из Канады и Дэйв Рассел из США. Прошло два соревнования по Мондьорингу, где все трое судей также прошли отбор как фигуранты. Всего шесть собак соревновались в ступени Мондьоринг I и три собаки по MR III. Один из участников по MR III, Кэти Обрайан также выступила на Чемпионате Мира по Мондьорингу со своим малинуа. Все это произошло в течении шести месяцев.

Интерес растет. Вполне резонно предположить, что большинство людей, которые хотят заниматься Мондьорингом, придут в него из других защитных видов спорта. Мондьоринг был создан из различных видов спорта с собаками, которые популярны в Европейских странах: Бельгийского ринга, Французского ринга, Campagne, KNVP и Schutzhund, причем первые три вида спорта оказали наибольшее влияние. Только представьте - дрессировщики, которые собрались вместе на одной всемирной арене, чтобы соревноваться друг с другом в спорте с собаками, который был создан специально для того, чтобы сделать это возможным. Бельгийцы, швейцарцы и французы здесь ведущие игроки. Участники из Италии, Испании, Нидерландов, Германии, Португалии, а теперь и Канады и США пока “заполняют поле”.
Самый большой вопрос для людей - это сможет ли их собака участвовать в Мондьоринге и как произвести необходимые изменения в программе обучения.
Когда я начинал заниматься Французским рингом, мысль о том, что собака может кусать за любое место и что фигурант будет всерьез сопротивляться, очень заинтересовала меня. Мне также понравилось, что прыжки, послушание и защитная работа выполняются в одно и то же время. Когда я познакомился с Campagne, я понял, что это спорт, который действительно требует обучения с реальным практическим применением.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:00

Теперь настала очередь Мондьоринга (Mondioring, Worldring). Всемирная кинологическая федерация (FCI) признала этот международный защитный спорт, который попытался объединить лучшие мировые защитные виды спорта с собаками.
Здесь существуют препятствия и дополнительные вещи, которые фигурант может использовать для давления на собаку. От собаки может потребоваться пройти через воду, чтобы сделать хватку - либо это будет канава с водой, либо вода, льющаяся на собаку. Упражнение защита владельца - это не обычная стандартная рутина. Оно требует воображения от фигуранта и судьи и по-настоящему проверяет способности вашей собаки к адаптации, самоконтролю и мыслительному процессу. Для охраны предмета требуются дополнительные принадлежности, два фигуранта и множество различных предметов. Ваша собака может охранять стул, тележку, детскую коляску, мусорный бак и т.д. Типы дополнительных принадлежностей, предметов для аппортировки, предметов для охраны, а также порядок атаки (следует ли остановиться или кусать) и т.д. не известны владельцу собаки до самого дня соревнований.
Это помогает избежать шаблонов в обучении - все зависит от того, как вы преуспели в развитии у собаки способности думать, приспосабливаться и реагировать. Собака также должна научиться адаптироваться к окружению. Каждое соревнование для собаки будет выглядеть совершенно по-разному: может играть музыка, ходить “поддельные” фигуранты, горожане, в общем, любое из того, что может добавить приближения к реальной жизни. Ограничением служит только ваше воображение.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:01

безопасность собаки ставится на первое место. Никакие отклонения тут не допускаются. Каждая страна ответственна за установление правил относительно того, какое помощник будет использовать оружие на MR -I. Также проводник может выбрать меры защиты своей собаки на всех упражнениях на I-й ступени MR. Только очень мягкие предметы могут касаться собаки, включая и воду.
Ниже я собрал в список все упражнения, чтобы дать вам лучшее представление о Мондьоринге. Постарайтесь почувствовать этот спорт как можно лучше. В нем вы не можете полагаться на шаблонные тренировки. Вы должны знать и чувствовать возможности того, что ваша собака увидит на испытаниях. Затем спланируйте программу тренировок, чтобы охватить все эти возможные сценарии. Вы должны верить в ваше обучение и верить своей собаке. В Мондьоринге очень часто бывает так - человек, не получивший “ноль” за какое-то упражнение оказывается победителем. Чем более опытной становится ваша собака, тем более многообещающей она станет.
В Мондьоринге все упражнения выполняются вместе - послушание, прыжки и затем защита. На уровне MR I все упражнения занимают приблизительно 20 минут, на MR II - 30 минут, на MR III - 45 минут. Порядок упражнений определяется жребием и остается одним и тем же для каждого участника. Тестовая собака, так называемая “собака в белом”, проходит до того, как начнут работать участники, для того, чтобы судья проверил снаряжение и упражнения, посмотрел работу фигурантов и обеспечил испытания на чистом поле.
Испытания по Мондьорингу базируются на какой-либо теме, довольно часто это то, что распространено в стране-хозяйке соревнований. Вы можете увидеть предметы, препятствия, охрану объекта, сценарии защиты проводника и много других упражнений, которые основаны на теме испытаний.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:01

Хождение рядом без поводка - 6 п.(I,II,III) - это совсем не базовое упражнение по хождению рядом. Здесь будет минимум три смены направления, поворот в виде буквы “U” и две остановки по сигналу судьи. Маршрут может меняться от соревнований к соревнованиям, так же, как и условия, например: “Ваша собака должна идти рядом, в то время как вы толкаете впереди себя ручную тележку”. Приготовьтесь к тому, что вас что-то будет ждать во время хождения рядом и, может быть, вы достигнете успеха.

Отсутствие - 10 п. (I,II,III) - это упражнение, продолжительностью в одну минуту, когда проводник находится вне поля зрения. В уровнях MR I и II собака находится в положении лежа, а в MR III - сидя или лежа. Ключевой момент заключается в том, что в это время разрешены отвлечения. В MR I и II - на расстоянии 10 метров, в MR III - на расстоянии 5 метров. Используйте ваше воображение, чтобы представить, какие отвлечения. Это могут быть: шум, выстрелы, кто-то что-то может кидать, пинать мяч и т.п. Ваши “железные” 10 баллов, набираемые во Французском ринге, могут не стать таковыми в Мондьоринге.

Посыл вперед - 12 п. (I, II, III) - на 20, 30 и 40 метров соответственно. Вы должны обучать вашу собаку с раннего возраста посылу вперед, чтобы подготовиться к испытаниям. Это 12 балльное упражнение, которое означает, что вы не можете им пренебречь. Собака может выполнять упражнение в обычных условиях, но выполнение на незнакомом поле может вызвать проблемы. Для молодых собак с небольшим опытом это упражнение может стать настоящим испытанием. Помните также, что поле для Мондьоринга не будет, скорее всего, выглядеть стройным и опрятным, как поле на Schutzhund или Французском ринге, а направление не будет проходить прямо вдоль поля. Здесь также может, конечно, влиять ваша команда посыла. Здесь допускается один отзыв, когда собака прошла линию посыла.

Положения - (5 п. I, 10 п. II и III) на 5, 10 и 15 метрах соответственно. На MR I присутствует только три положения, на MR II и III - шесть положений. Мы все учим собак сидеть, стоять и лежать. Эти упражнения необходимо выполнять на расстоянии, без продвижений собаки по отношению к вам. Спортсмены Французского ринга довольно хорошо знакомы с этим упражнением. Разница только в том, где они выполняются. На холме, возле манекена, под тентом и т.д. а также там, где проводник может не иметь возможности полностью видеть собаку. Для собаки проводник должен быть виден.

Отказ от корма - (5 п. I, 10 п. II, III) - это упражнение присутствует во всех ринговых видах спорта, включая KNVP. В MR I бросается один кусочек, в MR II и III - два кусочка. Здесь также будут шесть кусочков корма на поле для MR II и III. Помните о том, что здесь будут люди, которые, когда вы уложите вашу собаку и отойдете, будут пытаться дать ей с руки корм. Вы можете увидеть это на MR III.

Аппортировка - 12п(I,II,III) - обычная аппортировка брошенного предмета существует в большинстве видов спорта. В Мондьоринге предметы для аппортировки могут варьироваться, и конкретный предмет выбирается только утром перед соревнованиями. Кегля, пластиковая бутылка, маленький рюкзак, щетка или какой-либо самодельный предмет. Например, это может быть “парусиновая приманка с присоединенной к ней пружиной-слинки”. Предмет бросается на 5 метров, и у собаки есть 15 секунд на то, чтобы выполнить это упражнение. Это означает, что ваша собака должна подбежать к предмету, решить, каким образом его можно взять и принести его. Металл или стекло запрещены.

Распознавание запахов -15п (II,III) - в большинстве защитных видов спорта присутствует тот или иной вид работы по запаху. Мне нравится следовая работа, но для этого у вас должен быть доступ к следовому полю. Навык распознавания запахов позволит вам обучить вашу собаку работе по запаху в принципе, что может дать вам основу для обучения любой работе по нюху. Ключевым здесь является навык различать запахи. На соревнованиях вы получаете деревянную гантельку 10х2х2 см с номером. Вы должны отойти на 30 метров от собаки и положить гантельку на поле. Когда вы уйдете, вокруг нее положат еще 4 или 5 других гантелек. Вашей собаке позволено обнюхать ваши руки и затем вы посылаете собаку принести вашу гантельку. У нее на это есть только одна минута. Это упражнение оценивается в 15 баллов, поэтому проблемы с этим упражнением обойдутся вам очень дорого по очкам. В настоящее время я учу свою собаку отыскивать гантельку по следу, поскольку иногда на поле соревнований по Мондьорингу гантельки просто не видны.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:02

Прыжки - (В MR I есть возможность выбора одного из трех видов прыжков, в MR II нужно обязательно выполнить прыжок через барьер и один из двух прыжков - через глухой забор или прыжок в длину, в MR III нужно выполнить все три вида прыжков). Прыжки в Мондьоринге аналогичны прыжкам во Франзузском ринге. Барьер -(1 м,1,1 м, 1,2 м). Забор (с 1,8 м до 2,3 м) прыгается только в одном направлении. Для безопасности собаки к обратной стороне барьера присоединена наклонная доска. На месте для прыжка в длину (3 м, 3,5 м, 4 м) вместо обычных твердых полос находятся эластичные шнуры. Все это позволяет участвовать в этом спорте многим породам и не терять возможность участия из-за одних барьеров. Возможность выбора барьера на ступени MR I может позволить успешно участвовать в Модьоринге без освоения совершенно нового для вашей собаки типа прыжков. Прыжки выполняются непосредственно после послушания и порядок следования прыжков определяется жребием.

Лобовая атака со стеком (50п. -I), включая помехи (40 п. II, 50 п. III) - лобовая атака рассматривается многими как основной тест на смелость собаки. Собака должна быть способна пройти через помехи, угрозы, заграждения и затем схватить, она должна делать хватку 10 секунд при давлении со стороны фигуранта, затем чисто отпустить и вернуться. Не так страшно - скажете вы. Но в качестве помех могут быть кипы соломы, сеть, вода, через которую надо пройти или вода из брызгалки - это только несколько возможных вариантов. Когда собака прошла через все помехи, она должна пройти через давление со стеком. (Новые правила 1998 года позволяют фигуранту заменять предметы для стека, что только усложняет задачу собаке). Помните, что здесь нет 50 метров атаки по полю, которое каждый раз для собаки выглядит одинаково. Это означает, что на каждом соревновании лобовая атака выполняется в совершенно разных окружающих условиях. Каждое из этих изменений может поколебать уверенность вашей собаки. Для хорошей собаки с хорошей тренировкой, результаты будут вознаграждением.

Преследующая атака с выстрелами (хватка -50п I, 30 п. II,III), (остановка - 30 п. III) -в cтупенях MR I и II это просто преследование с хваткой. В ступени MR III есть преследование с хваткой и прерванная атака. Преследование начинается, когда фигурант находится примерно в 10-20 метрах от проводника. По сигналу судьи фигурант начинает побег. Судья подает сигнал проводнику на посыл собаки. После хватки собаки производится два выстрела, хватка длится 10 секунд, затем идет отпуск и отзыв. Здесь используется просто прямой посыл. На ступени MR III вам нужно будет выбрать конверт, в котором будет находиться карточка “хватка” или “отзыв”, а что именно написано на этой карточке - будет известно только судье. Карточка показывает, какой именно будет атака с преследованием. После того, как проводник посылает собаку на первое преследование, судья, используя флажки, показывает, какое упражнение нужно выполнить дальше - “хватку” или “отзыв”. Следовательно, вы не будете знать о следующем упражнении до тех пор, пока не пошлете собаку. Отзываете вы собаку, когда она будет на расстоянии 3 метров от убегающего помощника. Для расчета полных баллов на прерванной атаке используется формула, учитывающая баллы, полученные во время хватки с помехой и дополнительной лобовой атаки с учетом дистанции отзыва. Фигурант не будет производить выстрелов, но будет продолжать бег, в то время как ваша собака возвращается к вам.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:02

Лобовая атака с предметами (40п II, 50 п. III) - это прямая, 30 -метровая лобовая атака. Но все так просто. Фигуранту позволено использовать предметы как в качестве помех, так и как сдерживания и давления на собаку при хватке. В качестве предметов могут использоваться куски брезента, мешки, громкие звуки, издаваемые гремящей посудой, большие пластиковые обручи с присоединенными к ним шарами - вот только некоторые варианты. Варианты подготовки к этому упражнению ограничены только вашей фантазией. Хватка длится 10 секунд, затем следуют отпуск и отзыв. Все это будет использовать фигурант, чтобы попытаться оказать давление на вашу собаку. По сути, это шахматный матч между вашим треннингом, вашей собакой и фигурантом.

Поиск, облаивание и конвоирование (40п - II, III) - упражнение начинается с увода собаки с поля. Как только фигурант спрятался, собака снова возвращается на поле на место посыла. По сигналу судьи собака посылается на свободный поиск. В Мондьоринге существуют укрытия, но они могут быть размещены где угодно и не должны выглядеть одинаково. Кроме того, фигурант может укрываться в любом месте поля, то есть может быть, вовсе и не в укрытии. В Мондьоринге для поиска помощника ваша собака должна быть способна использовать свое обоняние. Как только собака обнаружила помощника, проводник подходит к помощнику и командует ему выйти с места укрытия. Здесь нет побега от укрытия. После того, как фигурант вышел с места укрытия, следует конвоирование, во время которого помощник совершает попытку побега через один из трех промежутков времени по собственному выбору. Для усложнения упражнения, маршрут конвоирования может проходить через копны сена, вокруг кустарников и т.д.

Защита проводника -(30 п I,II,III) по моему мнению, это наиболее значимое упражнение в Мондьоринге. Собака должна показать хороший контроль, умение принимать решения и гибкость, чтобы достичь успеха в этом упражнении. Сценарий упражнения различен на разных соревнованиях и очень трудно объяснить, что именно может произойти. Очень приближенное объяснение таково - обычно есть какой-то отвлекающий фактор, который происходит перед рукопожатием. Таким образом делается попытка спровоцировать собаку на нападение на “не того” фигуранта. Во время упражнения вы должны будете выполнить некоторое задание, например положить в тележку предметы, переданные вам одним из фигурантов. Может играть музыка. Может быть, вы должны будете сидеть на стуле, когда вас атакует фигурант. Существует несколько правил, которым обычно следуют. Фигурант, который в начале пожимал руку и будет тем фигурантом, который должен будет напасть на проводника. Помощник должен продолжать свою атаку минимум два секунды, чтобы позволить собаке сделать хватку. Атака должна быть четкой и недвусмысленной. На хватку дается 10 секунд, после чего идет отпуск и охрана. Это упражнение приятно тренировать, и вариантам этих тренировок нет предела.
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    984
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 06 Декабрь 2012 - 17:03

Охрана вещи - (30 п III) - это упражнение всегда наиболее любимо зрителями. Что может быть лучшим развлечением, чем следить за тем, как помощник пытается похитить у собаки предмет охраны. Модьоринг присоединил несколько “добавок” к этому, и без того сложному, упражнению. В Мондьоринге используется два фигуранта одновременно. Также помощникам разрешается использовать какой-нибудь предмет в одной из попыток, чтобы отвлечь или обмануть собаку относительно того, какой предмет нужно охранять. Также, предметами охраны могут быть самые разные объекты, например - мусорный бак, емкость для воды, детская коляска, тележка и т.д. Также во время попытки одного из помощников другой помощник стоит в 10 метрах от собаки. Если защита проводника - это наиболее важное упражнение, то охрана вещи наиболее близка к нему по значимости.

Модьоринг быстро завоевывает признание в Европе, а теперь стартовал и в Северной Америке. Прилагаются все усилия, чтобы создать некую свободную от всякой политики зону, где все ваши силы были бы сконцентрированы только на тренировках.


Боб Билльярд
президент Канадской ассоциации ринговых
видов спорта (CRA), судья и фигурант по мондьорингу
Перевод Н. Вознесенского

  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 00:42

25.12.2014.
Защита и послушание в отечественных рингах. Хватка

Иван Затевахин
Фото: Елена Затевахина

 

О характере, темпераменте, агрессии, добыче и жертве

Вы знаете, коллеги, как безошибочно отличить человека, профессионально занимающегося поведением животных или хотя бы понимающего то, о чём он говорит, от дилетанта, старательно раздувающего щёки? Очень просто. По употреблению красивого слова «темперамент». Как правило, то, что дилетант называет темпераментом, на самом деле — калька английского temperament, т.е. характер. В нашем же отечестве у темперамента две ипостаси: бытовая (тут можно вспомнить зажигательные танцы темпераментных мужчин или, по мне, так лучше — женщин) и научная, в которой термин «темперамент» обозначает типы высшей нервной деятельности, разработанные ещё академиком Павловым (сангвиник, меланхолик, флегматик, холерик). Темперамент лишь составляет ОСНОВУ развития характера, но не сам характер. Собственно характер формируется в процессе индивидуального развития. Это не только скорость динамических процессов, но и интеллект. Ну а лучшее бытовое определение термина «характер» предложено Львом Толстым: «Харктер — это судьба». Вы спросите, чего это я так завёлся? Ответ прост. С малого начинаются глобальные ошибки. Причём уже не в сфере бла-бла, а в практике дрессировки. От непонимания терминов начинается методическая путаница. Эта же путаница порой в полной мере присутствует в голове тренеров по защитным службам и ринг-спорту, когда речь заходит о хватке, что порой (не всегда, а порой — только потому, что собаки высокого уровня многое «прощают» тренерам) приводит к печальным результатам: формальной (т.е. вялой, неэмоциональной, слабо мотивированной) работе собаки и отказам на соревнованиях.

 

Хватка

Защитная служба без хватки, как известно, ноль без палочки. Хватка — одновременно и конечная цель задержания, и основной инструмент положительного подкрепления во время обучения по ЗС. Именно правильное использование подкрепления-хватки — главное искусство в работе тренера. Но, для того чтобы чем-то управлять, необходимо это что-то иметь. 
 

2.jpg

 

Начало

Таким образом, первая задача тренера — постановка хватки. Для её решения необходимо выбрать мотивацию. Тут есть небольшой выбор.

   1. Методика мотивирования собаки на базе мотивации избегания. Коротко её можно описать как метод «загнанной в угол крысы» — собака испытывает неприятные ощущения до тех пор, пока не укусит рукав или что-либо ещё из того, что предлагет ей дрессировщик. Как известно, причинять боль можно разными способами, но использовать и даже описывать этот метод я не считаю возможным как абсолютно негуманный и аморальный.

   2. Методика мотивирования собаки на базе игровой мотивации. Его часто не вполне корректно называют методом добычи. Действительно, в его основе привычка собак охотиться за проносящимся мимо объектом, но охотиться понарошку, играя, ибо только слабоумный будет всерьёз охотиться на тряпку, жгутик или дрессировочную подушку.

Я подробно писал об этом здесь, поэтому остановлюсь лишь на том, что игре любого живого существа присущи эмоции и азарт. Азартным мы, по сути, называем яркое, эмоционально (со знаком +), окрашенное мотивированное поведение, направленное на достижение определённой цели. Азарт, как правило, появляется тогда, когда собака сразу не может достать предмет, но ей ясно, что результат (поимка жгутика или подушки) достигаем. Как правило, щенок (в идеале игрой в догони жгутик или тряпку надо начинать заниматься примерно с полуторамесячного возраста щенка), в наших реалиях чаще взрослая собака, знакомится с предметом постепенно — пса аккуратно разыгрывают, поначалу отдавая предмет почти без сопротивления. Замечу, что у собак так называемого рабочего и спортивного разведения (обращу внимание читателя, что в настоящее время это уже не совсем одно и то же) желание преследовать и хватать движушиеся предметы является не просто врождённым, оно у них сильнейшим образом выражено. Выражено настолько сильно, что некоторые тренеры используют мячик в качестве конечного подкрепления в методике с использованием условного сигнала (в частности, щелчка кликером). Таким образом, хотя не уверен, что с точки зрения физиологии такое сравнение уместно, их желание схватить движущийся объект сильно напоминает безусловный рефлекс, на базе которого строится выработка условного и формируется условная связь с определённым сигналом. Другими словами, желание хватать то, что убегает, у таких собак сильно напоминает аналогичное поведение у кошек, с поправкой на колоссальную разницу в интеллекте (да простят меня кошатники). Собак, зацикленных на предмет, обучают практически всем мыслимым видам современной дрессировки — от спасательной службы до ИПО. Выдающимся представителем этого направления является дрессировщик Барт Беллон, посещавший с семинарами и нашу страну.

Когда собака охотно и весело хватает предмет (повторю, собак спортивного и рабочего разведения этому учить не нужно, они всё умеют сами), наступает второй этап — этап развития хватки. Многие собаки отдельных служебных пород — бельгийские, голландские, немецкие овчарки рабочего разведения (впрочем, не только они, конечно, но они — как правило) — имеют опять-таки врождённую склонность плотно держаться зубами за схваченный предмет. Щенки спортивно-рабочего разведения описанных выше пород и некоторых других плотно и жёстко хватают зубами жгут. У других такую склонность надо формировать, но развивать её необходимо у всех. При таком способе хватка изначально формируется на базе игрового поведения — поведения игровой борьбы.

 

3.jpg

Игровая борьба немыслима без определённого уровня агрессии, но агрессии так сказать шуточной, имитационной, ограниченной определёнными рамками. Т.е. изначально животное сражается как бы понарошку. На этом этапе конечной целью (результатом) игры для собаки явлется получение приза — того, что часто называют добычей: рукава (или «ноги»), короче говоря, защитной амуниции, которую дрессировщик отдаёт собаке. Другими словами, на начальных этапах обучения при использовании игрового метода борьба собаки с помощником — это по сути игра в борьбу со специальным снаряжением, надетым на помощника.

На более поздних этапах меняется алгоритм получения собакой приза — дрессировщик отдаёт дрессировочный предмет (рукав, подушку) не сразу и не каждый раз. И так же, как затянувшаяся спортивная борьба людей порой переходит в драку, так и степень серьёзности собаки в игре с рукавом или предметом со временем увеличивается — животное начинает злиться всерьёз, включается механизм фрустрации (подробнее об этом позже).

У рабочих западноевропейских овчарок игровой аспект (игровое поведение) довольно быстро уступает место настоящей агрессии. В зависимости от местных традиций и выбранной дисциплины методика существенно меняется: от закармливания на первых этапах обучения собаки сброшенными рукавами (ИПО) до полного отсутствия сбросов в КНПВ, т.е. у собак в КНПВ настолько сильная врождённая мотивация, поведение «догони — укуси — борись» настолько для них естественно, что подкреплением становится возможность его проявления, то есть возможность догнать, схватить и бороться практически неограниченное время. Глядя на работу голландцев, сказать, что они играют, язык не поворачивается. Поэтому метод голландских тренеров охарактеризовать термином «игровой» было бы абсолютно неправильно. Это РАБОТА с агрессией — о чём, собственно, и говорят сами голландцы. Играют голландцы с собакой только на первых этапах обучения щенка хватке. Но и об этом позже — в следующей главе.

В любом случае многократное награждение собаки рукавом (как это принято в ИПО) приводит к тому, что рукав становится своеобразным суперпризом, т.е. неким сверхценным объектом, получив который, собака уже не обращает абсолютно никакого внимания на помощника — ситуация не жизненная, но широко используемая в спорте. В других дисциплинах ринг-спорта ситуация иная, но речь в данном случае не об этом.

Итак, игровой метод можно охарактеризовать следующим образом. Это развитие навыков защитной службы на базе двух форм игрового поведения: а) преследование движущегося предмета; б) возня с ним.

 

4.jpg

При использовании игрового метода рано или поздно наступает этап, когда тренер вынужден искусственно фрустрировать поведение собаки, повышать уровень её агрессии.

Вот тут мы подошли к работе и формированию поведения на базе агрессии.

Итак, выше мы рассказали о том, как формируется хватка на базе игрового поведения, а именно комплекса преследования добычи. Отбор собак спортивно-служебного разведения по одному-единственному критерию — достижению в состязаниях по ринг-спорту (от ИПО и КНПВ до мондьоринга), построенных таким образом, что побеждают наиболее «хваточные», «вязкие», психически устойчивые, координированные, быстрые, азартные в работе собаки, — закономерно приводит к разведению собак именно такого типа. Желание догнать и схватить у них, как говорится, в крови, и дополнительная мотивация (а она, безусловно, рано или поздно необходима) на первых порах им не требуется.

Особо отмечу, что в данной статье разбираются способы работы в спортивной дрессировке, ибо методика дрессировки спортивных собак, с одной стороны, и методика обучения штурмовых, полицейских, конвойных, патрульных и караульных собак — с другой (то, что у заграничных коллег называется «цивил уорк»), имеет некоторые, порой существенные, различия.

 

Работа с собаками «рабочего» разведения

Но вот щенок начинает подрастать, у него уже сформирован, практически на уровне устойчивого стереотипа, комплекс «догнать и держать». С этого момента нагрузки на психику прежде всего увеличиваются, и щенка необходимо дополнительно мотивировать. Отмечу, что речь идёт именно о мотивировании собак, но не о подкреплении, о чём разговор особый. Вопрос: какое поведение мотивируется во время так называемой «байт уорк», то есть во время задержания-хватки? Ответ: игровая агрессия, которая постепенно переходит в выученную (т.е. в ту, которая «включается» на определённый стимул). Согласитесь, собаке, в которую бросаются пустыми канистрами и которую поливают водой (бельгийский ринг) или пуляют обрезками пластиковых труб и ломают об их спину стек (КНПВ), уже не до игрушек. Нагрузки и давление на психику собак во время таких состязаний просто колоссальные. Для того чтобы подготовить к ним собаку, необходимо её правильно и постоянно мотивировать во время обучения. Наиболее распространённых способов повышения желания работать у собак спортивно-служебного разведения два: мотивирование непосредственно во время хватки (довольно упорная имитация борьбы с собакой) и до хватки (что на сленге дрессировщиков называется «дразнением»). 
 

1.jpg
Выработка хватки у щенка рабочего разведения.

С постановки правильной хватки начинается настоящая работа собак в защитной службе. Без постановки глубокой, стабильной хватки собака никогда не будет до конца правильно бороться и выдерживать давление помощника.

Для собак спортивно-служебного разведения обычно хватает довольно кратковременного периода «дохваточного взбадривания», если только речь не идёт о решении какой-то специальной задачи. В основе обоих способов («затягивание борьбы» и «дохваточное дразнение») лежит механизм фрустрации, которая закономерно приводит к агрессии — во время борьбы «жертва» начинает сопротивлятся, «поддавливать», проявляет встречную агрессию, т.е. не даёт возможности до конца реализовать изначально игровой комплекс поведения, финалом которого является «победа» или получение приза в виде предмета — «игровой» добычи. Оставив пока в стороне методы контроля, заметим, что основным и важным отличием в процессе дрессировки собак спортивно-служебного разведения в разделе «задержание» («байт уорк») является переход от игры и игровой агрессии к агрессии выученной, полностью подконтрольной проводнику (включил – выключил), без этапа выработки агрессии реальной. 

 

Работа с шоу-собаками

На самом деле работа с собаками спортивно-служебного разведения – просто праздник души для тренеров, которым большую часть жизни приходится работать с собаками хаотичного и выставочного разведения, направленность селекции которых определяется исключительно эстетическими или псевдонаучными воззрениями людей, эту селекцию проводящих. Очевидный и простой факт, гласящий, что, для того чтобы в конечном итоге получить работающих собак, необходимо проводить селекцию именно по результатам работы, почему-то не доходит до большинства ценителей той или иной породы служебных собак. 

У собак шоу-селекции порой есть желание играть, но нет таких специфических для служебных собак качеств, как «вязкость», — то есть психологическая выносливость во время работы, устойчивость к давлению да и просто желание бороться. Об этом очень часто понятия не имеют их владельцы, купившие собаку и думающие, что если папа-мама собаки чемпионы по красоте, то она должна автоматически работать как спортивный чемпион. Что, конечно же, полная ерунда: от победительницы конкурса красоты не стоит ждать победы в состязаниях по микст-файту. Хотя обратное — при определённых пристрастиях жюри конкурса красоты — теоретически возможно. Отдельно подчеркну: это НЕ ЗНАЧИТ, что собаки условной шоу-селекции плохие — просто они другие и предназначены прежде всего для того, чтобы радовать хозяина своей внешностью или просто фактом своего существования, а не для участия в спорте высоких достижений. Заметим, что, как правило, хозяин такой собаки непременно желает иметь диплом по защитной службе.

Итак, с чего начинают грамотные тренеры нелёгкий и во многом интимный процесс работы с собакой шоу-разведения, которая порой и бегать за жгутом не желает? Правильно, с развития этого желания. Однако рано или поздно приходится собаку мотивировать. Мотивировать её можно при помощи всё той же фрустрации («дохваточного дразнения»), причём в данном случае изначально развивается агрессия именно на помощника, работающего с собакой. Особо хочу отметить, что в основную задачу тренера на дрессировочной площадке никоим образом не входит цель воспитания из собаки злобного монстра; его цель – это получение собакой диплома по дрессировке. А для этого (если мы говорим про главный в нашей стране норматив ЗКС) собаке необходимо хватать зубами и отпускать по команде определённый предмет, одетый на руку помощника, а именно — дрессировочный рукав. 

 

Смещение в рукав:
%D0%A1%D0%BC%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%

%D0%A1%D0%BC%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%

Так вот, суть работы с теми собаками хаотичного и шоу-разведения, которые никак не хотят бегать и хватать предмет, заключается в том, что тренерам приходится развивать агрессию у таких собак при помощи введения во фрустрацию всевозможными и разнообразными способами «дохваточного дразнения». Когда собака достаточно мотивирована и раздражена, ей предлагают предмет, на котором она может сорвать своё раздражение, — это может быть и жгутик (для начала), а может быть и дрессировочный рукав. Этот способ в чистом виде использует механизм смещённой агрессии — когда в результате фрустрации внимание собаки концентрируется на определённом предмете. Связь с предметом при достаточно высоком уровне возбуждения вырабатывается быстро и практически «намертво». Далее путём повторения упражнений вырабатывается устойчивая выученная агрессия на предемет. Вы спросите: в чём же все же разница между первым и вторым способом, если конечная цель — выученная агрессия, направленная на предмет? А вот в чём: при работе с собаками, у которых игровое желание преследовать, хватать и бороться с предметом выражено слабо, на первый план в начальном обучении выходит (через механизм смещения) перевод агрессии, направленной на помощника, в выученную агрессию, направленную на предмет. Добавлю от себя, что этот метод широко использовался мной в 80–90-х годах для «введения в берега» чрезмерно агрессивных собак, разрушительный потенциал которых переводился в мирное русло спорта. Так что, вопреки расхожему мнению невежественных дилетантов, правильная работа с агрессией собаки позволяет ввести её в абсолютно контролируемое русло и не увеличивает, а, наоборот, снижает её потенциальную опасность. 
 

%D0%9C%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%
Мотивация собаки до хватки.

cp_%D0%9F%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%88%D0%B5%
Повышение мотивации собаки с помощью борьбы во время хватки.

Но всё написанное вовсе не означает запрет на комбинацию указаных подходов в работе с реальными, живыми собаками. Напротив, жизнь, как правило, сама подсказывает грамотному тренеру выбор и сочетание тех или иных способов дрессировки.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 00:47

476x10000_1_0_0_0__var_www_zooinform.ru_

08.12.2014.
Защита и послушание в отечественных рингах. Поиск баланса

Иван Затевахин
Фото Василиса Аксёнова

 

Кризис назрел?

В сообществе людей, занимающихся отечественным рингом Большим (Русским) (БР-РР) — спортсменов, тренеров, функционеров — в последнее время, так сказать, тлеет, то разгораясь, то затихая, дискуссия, посвящённая характеру упражнений раздела послушания. Некоторые горячие головы требуют дополнить этот раздел чуть ли не нормативами обидиенс, другие требуют оставить всё как есть.

«Модернизаторы» при этом справедливо указывают на то, что в других комплексных дисциплинах (к примеру, в мондьоринге) больше упражнений в разделе послушания — и вообще, отечественные ринги не должны находиться в застое. «Консерваторы» не менее справедливо говорят, что отечественные ринги — это прежде всего состязания по усложнённым нормативам защитной службы (так, во всяком случае, было написано мною лично и утверждено комиссией по рабочим качествам и спорту в самом первом (от 1996 года) «Положении» по соревнованиям по Большому рингу). Если есть соревнования по «чистому» послушанию, типа обидиенс, значит, могут быть и соревнования по «чистой» защите. Тем более, опять-таки справедливо говорят консерваторы, даже с тем разделом по послушанию, который есть сейчас в рингах, справляются далеко не все.

Действительно, выход на ринг спортсмена с собакой зачастую превращается в шоу, не говоря уже об «отзыве» (который тоже, безусловно, входит в «послушательный» раздел, ибо команда «Ко мне!» — базовая команда в курсе послушания). Команды на прекращение хватки, «отзывы» и «переключения» превращаются в большинстве своём в какую-то гротескную озвучку российско-немецких фильмов для взрослых, где эмоциональные вопли перемежаются короткими, но ритмичными криками на двух языках. А чего стоит жестикуляция спортсменов и спортсменок? В этом отношении, в плане культуры управления собакой, отечественные ринги не выдерживают никакого сравнения с западными комплексными системами. И здесь, безусловно, кроется огромный резерв, с которого следует начать модернизацию рингов.

На мой взгляд, и я неоднократно говорил и писал об этом, прежде чем придумывать ещё какие-то усложнения, первое, что следует сделать, так это нормативно регламентировать манеру исполнения упражнений собакой и подач команд спортсменами. Я вовсе не требую взять за образец ИПО, где движение собаки и спортсмена в разделе послушания регламентировано настолько, что порой приобретает гротескные формы. Нам значительно ближе, в силу схожей идеологии состязаний, раскованная, но вполне себе упорядоченная работа собак и спортсменов в нормативах КНПВ (Королевского Нидерландского общества собак). И вот почему. Упражнения по защите в Большом (Русском) ринге по чисто функциональной и психологической нагрузке на собаку, пожалуй, беспрецедентны. Здесь и довольно разнообразная и жёсткая аритмичная (в этом и заключается её смысл) работа фигурантов, и то, что количество задержаний и, соответственно, вариантов поведения помощников в течение соревнований меняется и увеличивается. Поэтому не стоит дополнительно нагружать собаку завышенными требованиями к манере поведения.

 

Важное отступление

Кстати о фигурантах, коли речь зашла об этом. Эталоном работы на сегодняшний день, во всяком случае с позиций идеологии соревнований, служит работа Андрея Чаадаева и Виктора Галушки. И не потому, что один из них — мой ученик и оба — тренеры на площадке, которую я часто посещаю. И не потому, что, хотя это и не случайно, и Андрей, и Виктор постоянно становятся лучшими фигурантами соревнований. Просто работа этих специалистов — мощная, аритмичная, взрывная, технически выверенная — наиболее полно раскрывает возможности, достоинства и недостатки собаки в БР-РР и не ставит перед ней противоречивых задач. Такая манера работы универсальна для собак всех пород и восходит к «истокам», к временам, так сказать, «стрит-рингов», когда самые разнообразные собаки — от «рабочих» догов и кавказцев до тогдашних «зверских» ризенов — проверялись в скрытой защите и когда финты и пропуски сочетались с жёсткой работой до и после хватки, а мастерство фигуранты проверяли количеством дырок на собственной, простите, шкуре.
 

DSC_4314.jpg
Работает фигурант Виктор Галушка.

Поэтому не стоит шарахаться из стороны в сторону и превращать помощников БР-РР в плохих подражателей мастеров мондьоринга — у каждого соревнования свои задачи и, соответственно, своя идеология работы фигурантов.

 

Практика — критерий истины

Теперь к практике. Возникает вопрос: почему собаки, которые, я надеюсь, имеют дипломы БХ и ОКД первой степени, столь, скажем так, «грязно» управляются? Тут, на мой взгляд, две причины. Первая — непредсказуемость рисунка БР-РР и аритмичность упражнения, т. е. повышенная нагрузка на собаку. Вторая — неправильная методика подготовки собак, которая обязана эту нагрузку учитывать.

Если сравнивать отвлечения и усложнения БР-РР с отвлечениями, скажем, в мондьоринге, то последние, с точки зрения собаки, менее, как это ни парадоксально звучит, значимы. Пусть фигурант хоть на ушах стоит перед собакой, в конце большинства упражнений, и это заложено в методику подготовки к нормативу, он подкрепляет её «воздержание» хваткой. Собака во время тренинга сразу же ставится в условия, «страхующие» её от ошибок. Чистота выполнения навыка регулируется отрицательными воздействиями и положительным подкреплением — хваткой. Хватку собака получает в строго регламентированной, понятной и прогнозируемой для неё ситуации. На мой взгляд, в настоящее время в ринг-спорте хорошо «накатанные» собаки зачастую просто не обращают внимания на фигурантские «прибамбасы», ужимки и прыжки. Складывается впечатление, что, выполняя ту или иную цепочку элементов (типа «транспорта»), собака терпеливо ожидает от фигуранта сигнала на атаку и хватку. Повторю, упражнение в процессе тренинга выстраивается как цепочка элементов, с финальным подкреплением тем, что не совсем корректно называется «добычей» (рукавом, костюмом, предметом, в общем — хваткой). Одновременно в процессе тренинга на упражнение сразу же «накручиваются» усложнения — отвлечения. И ещё раз напомню, что грамотные «ринговые» тренеры умело дозируют в процессе работы отрицательные воздействия, всегда в финале вознаграждая собаку положительным подкреплением.

В БР-РР далеко не всегда так. Элементы зачастую тренируются дискретно: послушание отдельно, задержание отдельно — и потом кое-как «слепляются» вместе. А когда тренируются вместе, то не в цепочке, которая, как известно, формируется «с конца», а порой непонятно как. Плюс к тому, зачастую собаки недостаточно мотивированы. Доводилось наблюдать, как у одного тренера собаки, привязанные по кругу диаметром метров 15, скучали, зевали и гавкали друг на друга, несмотря на его пыхтение с одним из псов в центре круга. Хотя, по идее, при такой «привязке» они с ума должны были сходить, бросаясь на тренера.

Отсюда у многих современных, изначально поставленных «на костюм» собак и с хваткой-то проблемы, и, как следствие, проблемы с уверенностью — что неизбежно отражается на послушании.

Конечно, зачастую в БР-РР приходят собаки, прямо скажем, не очень боевитые — в отличие от разнообразных вариантов того же ринг-спорта. Но раньше как-то с этим справлялись. С чем-чем, а с задержанием и переключением у собак, по крайней мере первой десятки, и близко проблем не было. Кстати, те же собаки отлично выступали в ЗКС — и с послушанием у них проблем также не было.

Кроме того, коллеги, у меня порой складывается впечатление, что некоторые владельцы не видят особой разницы между спортивными состязаниями со своими, пусть и не всегда понятными непосвящённым, правилами и реальной полицейской работой. Это очень существенная ошибка! Конечно, упражнения из БР-РР можно и нужно использовать в подготовке штурмовых и полицейских собак, что доказано многолетней практикой. Однако у каждого рода деятельности — своя специфика подготовки, и если вы пришли на соревнования — соревнуйтесь по правилам. И, следовательно, готовьтесь к соревнованиям по этим правилам, т. е. относитесь к БР-РР как спортивному состязанию со своими условностями, а не проверке типа: «Укусит двоих или нет», посчитав управление собакой пустой формальностью. Если это спорт, то и готовить собак надо «по-спортивному», комплексно!

 

Качественное отличие

БР-РР качественно отличается от зарубежных вариантов ринг-спорта. Здесь собака не может точно прогнозировать, куда побежит помощник номер один, два или три, побежит ли вообще, ударит ли он её стеком по попе или нападёт на хозяина. Порой она даже не понимает, отзывает ли её хозяин или «переключает». Собака работает в рваном ритме, при противодействии помощников, причём каждый раз на следующем упражнении должна концентрироваться заново. Всё это требует от неё определённой реакции по ситуации. И естественно, для того чтобы собака не терялась, на тренировке её нужно ставить в такие условия, когда никакая манера работы фигуранта, никакие его действия не сбивали бы её с толку. То есть, как и во всех видах ринг-спорта, в каждом упражнении, которое являет собой цепочку навыков-элементов послушания и защиты, во время тренировки должен соблюдаться чёткий рисунок с финальным подкреплением — хваткой в том или ином виде. Причём начинать необходимо с простых упражнений и лишь потом переходить к сложным. Прежде, чем начать осваивать упражнения, тренер должен убедиться, что его собака достаточно мотивирована. В противном случае собака просто сорвётся на соревнованиях, даже если удастся натаскать её «дома». Мотивация и управление ею — самый важный элемент дрессировочного процесса.

 

Казалось бы, прописные истины. Однако, судя по тому, как собаки ведут себя на соревнованиях, эти правила выдерживаются не всеми.

Я сейчас не буду разбирать, что и как должна кусать собака в виде подкрепления, вариантов тут множество. Я говорю о том, что каждое упражнение, из скольких бы элементов оно ни состояло, должно иметь чёткое начало и чёткий, ясный, стандартный конец. Собака, грубо говоря, должна выйти на получение подкрепления в стандартную ситуацию. То есть упражнение должно заканчиваться всегда одинаково. Равно как и начинаться. И, если вы хотите, чтобы собака чётко выполняла предложенный по жребию норматив — от выхода до финального подзыва, а вы бы не выглядели в процессе управления собакой клоуном, так вот в этом случае вариантов упражнений, которые необходимо заранее отработать, довольно много. Но прежде, чем накручивать сложность, необходимо чётко освоить ряд базовых упражнений, которые в тех или иных вариантах встречаются во всех видах ринг-спорта (от Французского ринга до КНПВ и американского ПСА), включая наш ЗКС. Но об этом уже в другой раз.

Таким образом, и на это направлен весь пафос статьи, следует помнить, что управление собакой и её работа с фигурантом — звенья одной цепи в дрессировочном процессе.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 00:50

21.08.2014.
Фундамент дрессировки

Иван Затевахин
 

Убеждён, что главное в дрессировке животных вообще и собак в частности — правильно выбрать мотивацию и найти адекватные (соответствующие) этой мотивации подкрепления. Конечно, очень важно, и порой критически важно, сформировать и поддерживать мотивацию на должном уровне, но без её выбора и формирования и поддерживать будет, собственно говоря, нечего. Так на на базе какой мотивации формируется поведение собак, которых мы дрессируем? 

dreamstime_l_18822361.jpg

 

Собака не волк. В лес не убежит
Тут следует сделать нелирическое отступление и поговорить о тех, кого мы дрессируем. Естественно, что речь пойдёт прежде всего о собаках. Сразу замечу, что не буду ссылаться в этих заметках на работы исследователей поведения наших домашних питомцев. Мои рассуждения основываются на всем хорошо известных фактах и элементарной логике. 

Чем собака отличается от волка? Прежде всего тем, что лояльна к людям и не избегает (не боится) их. Кроме того, контакт с человеком в подавляющем большинстве случаев (кроме периода размножения, разумеется) для обычной «семейной» собаки важнее контакта с собратьями. Даже заигравшийся с другой собакой пёс через какое-то время будет искать хозяина (но это вовсе не значит, что он будет его слушаться!). Кроме того — и это для нас самое важное — волк добывает пищу охотой, а собака получает пищу из рук хозяина. 

Итак, в результате эволюции собака приобрела ряд поведенческих особенностей, которые разительно отличают её от папы-волка. Одомашнивание собаки привело к известной инфантилизации (в сравнении с волком) как её облика, так и поведения в целом. Изменение стратегии добычи пищи (от охоты волков через питание на «свалках» древних людей к получению собаками пищи из рук людей) и отбор на лояльность по отношению к человеку привели к тому, что в поведении взрослых собак значительно больше, чем у волка, сохраняются черты инфантильного для дикого хищника поведения. Собаки получают пищу из рук человека и, по сути, «выпрашивают» еду у своего хозяина подобно тому, как волчонок выпрашивает добычу у взрослого волка. Вспомните, как собака заглядывает вам в глаза перед кормлением, придавая морде умильное выражение, подталкивает носом — я уже не говорю, на какие трюки способна собака, выпрашивающая лакомство. Именно этим обусловливается тот факт, что собака порой предпочитает общество человека обществу собратьев. Но одно вытекает из другого: «инфантилизация» пищевого поведения повлекла за собой «инфантилизацию» поведения социального (особенно в отношении человека). В социальном поведении много элементов игрового поведения, и в результате эволюции именно эта составляющая у домашних собак стала проявляться наиболее отчётливо. 

 

Есть или охотиться? 
Казалось бы, частность — трансформация пищедобывательного поведения, но именно это в корне изменило поведение собаки в целом и сделало возможным использование наиболее распространённого и, пожалуй, самого простого способа обучения — подкрепления пищей. Как оказывается, по самой своей природе собака склонна просить еду у человека — и умелый тренер всегда это может использовать. Таким образом, если оставить в стороне разнообразные методики подкрепления и формирования навыка, человек выстраивает пищевую мотивацию у своего питомца, которую тот реализует с помощью пищедобывательного комплекса, а именно — выполняя определённые команды, «выпрашивает» таким образом еду у человека. 

 

dreamstime_l_15959419.jpg

Почему я акцентирую на этом внимание? Потому что я часто слышу от дрессировщиков и читаю в виде статей в разного рода кинологических изданиях изложенные с важным видом суждения о том, что, мол, та или иная порода собак или конкретная собака — прирождённый апортировщик, потому что у неё развит охотничий инстинкт. Это, конечно, ошибка. На самом деле охотничий инстинкт, или, как сейчас принято говорить, врождённая программа (ВП) поисково-охотничьего поведения, входит в круг пищедобывательного поведения, а оно у домашних собак в основном сводится к «нарезанию» кругов вокруг хозяина, несущего наполненную миску к месту кормления, и в экстремальном случае — в преследовании птичек, мышек, ёжиков и прочей живности. И подчеркнём ещё раз, процесс обучения с использованием пищевых подкреплений также входит в круг пищедобывательного поведения. Таким образом, коллеги-дрессировщики, будьте корректны и, упоминая про «мощный охотничий инстинкт» применительно к той или иной собаке, помните, что в переводе на русский вы говорите про «мощное желание поесть». Конечно, последний пассаж не относится к травильным, норным и борзым собакам — их поведение действительно является изменённым поисково-охотничьим поведением. 

 

Играть!
Вы вправе задать вопрос: к какому же типу поведения тогда относится стремление собаки гоняться за предметами, хватать зубами жгутик, часами искать мячик и таскать в зубах палки? Разберёмся.

Как я уже упоминал выше, в сравнении с волком поведение собаки более инфантильно. Здоровые собаки много играют (причём порой даже в преклонном возрасте), значительно больше, чем волки, которые в естественной среде заняты поисками и добычей пищи, патрулированием территории, выстраиванием отношений — и лишь в последнюю очередь играми. Причём игры у взрослых волков почти всегда можно отнести к кругу социального поведения. Игры во многом сглаживают напряжённость в стае, помогают безболезненно выстраивать отношения. Точно так же игры «в борьбу» помогают волчатам выстроить иерархию, понять, кто сильнее, установить длительные связи. Все эти игры сохранились и у собак, причём игра «в борьбу», догонялки сохраняется и у взрослых особей. 

 

dreamstime_l_16698618.jpg

Игры волчат, как и игры щенков и взрослых собак, кроме социальной выполняют и «учебную» функцию. Бегая друг за другом, хватая друг друга, догоняя приятеля с зажатой в зубах палкой, молодые особи псовых оттачивают будущие охотничьи навыки. 

В процессе специализации собак вот эту склонность «понарошку» бегать за скотом, друг за другом и за хозяином отбирали и закрепляли у «настоящих» овчарок, т. е. тех пород, представители которых долгое время служили помощниками пастухов. Именно эти породы собак дали основную массу современных «служебников». Таким образом, пастушье поведение овчарок имеет под собой базу не охотничьего поведения, а поведения, которое можно назвать «игрой в охоту». Поведение собак исключительно пластично и путём отбора очень быстро закрепляется. А поскольку в основе пастьбы лежит желание догонять (хотя скот кусать нельзя), приправленное желанием «не пущать» (т. е. охранять), некоторые овчарки очень быстро переквалифицировались из пастухов в «защитников». 

 

dreamstime_l_24337.jpg

 

Игра как база дрессировки
Следует подчеркнуть: всё, что мы видим у современных служебных собак, — это результат именно селекции по поведенческим признакам, направленной на закрепление поведения, которое так же, как поведение пастушьих собак, имеет под собой игровую основу. Желание догнать и схватить имеет под собой именно игровую основу, так же как желание не отдавать захваченное. Как я писал выше, игра у млекопитающих — зачастую средство выяснить, кто сильнее, — подобно тому, как то же самое между собой выясняют регбисты, бегающие за мячом-дыней, или боксёры, бьющиеся на ринге. Естественно, что в такой игре присутствует агрессивный компонент, который в зависимости от задач дрессировки может быть усилен или, наоборот, пригашен. Эту особенность собачьего поведения, имеющую прочную наследственную основу, используют современные методики дрессировки служебных собак. Все эти бесконечные преследования и кусания так называемой добычи, т. е. мячиков, жгутов, тряпок и рукавов, их облаивание в основе своей имеют игру и лишь как приправу — игровую агрессию. Причём приправу «острую» по вкусу «повара» — тренера и потребителя — владельца, использующего собаку в тех или иных целях. То есть агрессивная компонента, основанная на «социальном конфликте» (отдай, моё!), может тренером как усиливаться, так и вовсе игнорироваться — подобно тому, как игра двух младших школьников может закончиться дракой, а может — и совместным распитием газировки. Именно поэтому методика отбора всех, подчеркну это — всех пользовательских пород (от собак-спасателей до штурмовых собак, от спаниелей и лабрадоров до малинуа и хердеров) во всех службах условно «западного» мира (откуда пришли к нам современные методики дрессировки), включая Южную Америку и Азию, — в основе имеет один несложный тест. А именно: если собака преследут дрессировочный жгутик или мячик — значит, годна к строевой. Всё остальное  — во вторую очередь.

 

dreamstime_l_13993761.jpg

Ради справедливости следует добавить, что в процессе дрессировки «неспортивных», «рабочих» армейских, полицейских и «штатских» защитных, патрульных и караульных собак некоторые тренеры в качестве базы используют не только врождённые комплексы игрового поведения, но и относящиеся к социальному поведению — охраны территории и социальной агрессии по отношению к чужакам, умело комбинируя эти комплексы — благо, что агрессию легко можно вызвать искусственным созданием конфликта, по принципу «близок локоток, а укусить невозможно». Спортивным же собакам излишняя агрессивность только мешает чётко выполнять сложные требования нормативов.

 

Об охоте и неохоте
Однако термин «охотничий инстинкт» (врождённый комплекс поисково-охотничьего поведения) можно услышать применительно к собакам с различными поведенческими проблемами, в числе которых можно упомянуть преследование собакой автомобилей, бегущих людей или велосипедистов. Разумеется, в данном случае, если это не охрана территории, что тоже бывает, можно говорить лишь о комплексе преследования добычи на базе всё того же игрового поведения. В итоге-то от хорошего до плохого один шаг: собака хорошо работает, потому что она сильно ориентировна на преследование «добычи»; собаку невозможно отпустить с поводка, потому что она бегает за всем, что движется. Таким образом, обладание потенциально выдающейся спортивной собакой требует от владельца внимания и повышенной ответственности — врождённые способности своей собаки ответственный владелец корректирует и направляет в правильное русло путём направленной дрессировки. 

Другое дело, что многие собаки проявляют настоящее охотничье поведение, направленное на преследование настоящей добычи, например кошки. Очевидно, что в этом случае желание поймать жертву, «выстрелившее» не вовремя или не к месту, может сыграть с собакой злую шутку. И «добыча» может оказаться опасной для собаки, и, преследуя кошку, пёс может попасть под машину или потеряться. О последствиях не настоящей, а игровой «охоты» на автомобили говорить и вовсе излишне.

Важно заметить, что преследование жертвы во время охоты никак не связано с агрессивным поведением, что было доказано и непосредственными электрофизиологическими исследованиями работы мозга собаки. Что естественно, если вспомнить, что охота относится к пищедобывательному поведению. Напомню, что не только собаки, но и мы с вами, поедая пищу, не испытываем к ней ненависти — скорее, наоборот. 

Для домашней собаки настоящая охота за добычей и её убийство в быту доставляет хозяевам животных серьёзные проблемы. Часто собак-охотников абсолютно безосновательно считают агрессивными. Например, широко распространено заблуждение, что собака, которая «охотится» на кошек, может быть опасна и для ребёнка. На самом деле собака отлично понимает разницу как между собакой и человеком, так и между кошкой и ребёнком. 

Таким образом, чем бы ни было вызвано внешне похожее, а на деле такое разное желание вашей собаки бегать за велосипедистами или кошками, с ней надо заниматься дрессировкой! 

 

dreamstime_l_9220162.jpg


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 00:52

dreamstime_8391616.jpg

16.01.2014.
Защита и спорт

Иван Затевахин
 

Итак, я пишу о защитной службе. И взяться за это, по-видимому, неблагодарное дело меня заставили следующие обстоятельства: последнее время я имел возможность воочию наблюдать деяния многочисленных кудесников рукава и костюма (дрессировочных, разумеется). Кроме того – спасибо телеканалу каналу «Домашние животные», – видел подробнейшие видеоотчеты практически всех состязаний 2009 года по «Р»- и «Б»- рингам. Так что материал для выводов имеется. Постараюсь изложить то, что накипело. Но для начала сформулирую несколько постулатов. Итак: 
   1. Нет плохих систем (по сути – критериев оценки) обучения собак. Все они (ИПО, ОКД–ЗКС, Ринги – наши и не наши) по-своему интересны и нужны людям. 
   2. Нет плохих методик дрессировки. Есть бездарные тренеры. 
   3. Очевидно, что у спорта свои задачи, у жизни – свои.

Суть проблемы заключается в том, что подавляющее большинство тренеров, на словах уверяя, что четко понимают разницу между спортом и прикладной дрессировкой, на деле эту разницу не учитывают. К примеру, ИПО – чисто спортивная система со своими «подводными» камнями, своими, абсолютно непонятными непосвященному, критериями оценки и правилами. Некогда (лет сто назад) общий «папа» всех видов дрессировки вообще и ИПО в частности носил прикладной характер. Но это было сто лет назад. Теперь ИПО – чистый спорт (во всяком случае в разделе «защита»), и точка. 

Как наиболее быстро подготовить собаку к спортивным состязаниям?

Безусловно, наиболее быстрый способ обучения животных – это применение метода оперантного научения, когда на базе доминирующей мотивации у собаки вырабатывается условная положительная связь с определенным сигналом (или предметом). Для кинологического, подчеркну, спорта – и это показала мировая практика – наиболее эффективным оказался подход, предполагающий в качестве доминирующей выбор игровой мотивации. 

 

dreamstime_4295816.jpg

Этот выбор понятен любому тренеру-единоборцу. Спортсмену-новичку удар ставят, имитируя его, т.е. выполняя лишь движение, и сначала это происходит без соперника; затем его отрабатывают на лапах и мешке, ну а после этого – в условном спарринге (т.е. с биологической точки зрения, во всех вышеперечисленных случаях — в процессе игры!).

Игровую мотивацию задействуют и в дрессировке собак. Хорошо известная всем заинтересованным лицам схема выглядит так: во время игры вырабатывается положительная условная связь на некий предмет. (При этом часто тренеры, не понимая смысла того, что делают — эта, с позволения сказать, «традиция» пришла к нам с Британских островов, — смешивают игровую и пищевую мотивации, подкрепляя манипуляции с предметом лакомством. Лишь иногда этот прием оправдан – и то с рядом оговорок. Впрочем, речь не об этом.) 

Так вот, если речь идет о ЗС, то предмет, на который закрепляется условная связь, часто (и не вполне справедливо) ИПО-шники называют «добычей». Почему несправедливо? Потому что если быть более точным, то на самом деле, закрепляя условную связь у собаки со жгутом или рукавом, тренер использует не охотничий инстинкт в чистом виде, а врожденный поведенческий комплекс манипуляции предметами, характерный для волков и собак. Подчеркну, что апортировка, т.е. поднос предмета, – частный случай манипуляторного поведения. Именно на базе этого комплекса искусственным отбором у собак закреплялась склонность к игре предметами вообще (мячиками, жгутами, тарелками) и с дрессировочным рукавом в частности. Поэтому называть дрессировочный рукав «добычей» если и оправданно, то в той же степени, в которой можно называть «добычей» прутик, отобранный вашим псом после энергичной погони у его же четвероногого собрата. Если его (вашего пса) не разозлить, то он будет преследовать тряпку или рукав дрессировщика точно по тем же «соображениям», по которым носится за другой собакой, зажавшей в зубах палочку или игрушку. Очевидно, что это не охота, а шлифовка некоторых элементов поведения, важный для собаки «блок» поведения, в котором решается множество задач: от развития координации движений до установления социальной иерархии на положительном эмоциональном фоне. 

 

dreamstime_10734097.jpg

В процессе игры с тренером некий выбранный им предмет, точнее, его получение, становится подкреплением. 

Подведем черту под дискуссией о «добыче». Итак, сколько бы тренер ни бегал со жгутом или рукавом перед собакой и сколько бы она ни преследовала его, ее поведение с позиции объективного наблюдателя от этого охотничьим не станет. А будет тем, чем является на самом деле: игрой с предметами с элементами преследования. 

Так или иначе, игровой подход позволяет нешибко «грузить» нервную систему собаки, «накатывать» те или иные упражнения, «поведенческие цепочки», подкрепляя успешное выполнение приема хваткой вожделенного предмета: рукава, жгута, специальной подушки. Что ж, для спорта – абсолютно адекватный подход. Его минусы? О них позже. 

Итак, тренер-спортсмен (ИПО-шник ЗКС-ник, равно, как и тренер любого из западных рингов) начинает обучение щенка с игры. Тут выявляется первый минус использования игровой мотивации. Она, как, впрочем, и любая другая мотивация вообще, «не вечна». Более того, она более «хрупка», если можно так выразиться, быстрее «ломается» под внешними воздействиями. То есть собака может быстро утомиться от игры предметом, переключить внимание на другую игру или вообще на другую деятельность. 

Ну, хорошо, тренеру досталась собака с врожденной страстью к манипуляции, и ему удалось как следует «завязать» ее на предмет. Что дальше? Дальше, как и в любую игру, в дрессировку добавляют азарт и страсть. Когда собака не может получить – отобрать у тренера – свой законный трофей, возникает фрустрация, т.е. состояние, в котором тот результат, что ожидала получить собака, не совпадает с реальным. Физиологический механизм живых существ таков, что фрустрация усиливает возбуждение и вызывает к жизни еще много всяких разных процессов в организме собаки, обсуждение которых не входит в задачу этой статьи. Важно, что чем вариативнее процесс подкрепления, тем жестче и быстрее вырабатывается навык. Ну а если еще затруднить получение подкрепления и, следовательно, усилить фрустрацию, то к игре добавится изрядная доля агрессии – точно такая же, какая возникает у регбиста, борющегося с соперником за мяч в схватке. 

Вопрос: будет ли собака, «сделанная» в чистом виде по этой методике, испытывать настоящую агрессию к человеку? Ответ: вряд ли! Хорошо, ладно, пусть она на вид будет вполне себе агрессивной, т.е. будет басовито лаять на человека в рукаве и даже брызгать слюной. Можем ли мы со стопроцентной гарантией ожидать, что собака, «сделанная» в чистом виде по этой методике, станет задерживать человека, а не предметы, надетые на него? В общем, ответ на этот вопрос также отрицательный, и подсказала его жизнь и длительная практика обучения собак. Когда-нибудь я, возможно, выпущу книгу «Сто и один способ обмануть «спортивную» собаку». Но это «когда-нибудь», а сейчас расскажу одну историю.

Вот, скажем, наблюдал я недавно на одном из спутниковых зарубежных телеканалов передачу про то, как в США работают собаки-полицейские. Один весьма трогательный сюжет был посвящен тому, как собака спасла своего проводника от обдолбанного, как теперь принято выражаться, афро-американского отморозка. Героический пес, будучи посланным на задержание размахивающего куском трубы маргинала, получил перелом лапы, но не сдался, а буквально догола раздел злодея, слегка поцарапав его когтями. Как вы догадываетесь, пес был «сделан» по апортировочно-игровой методике – что подтвердило совещание американских полицейских кинологических авторитетов. Они же постановили, что теперь «рукавные» и «костюмные» собаки станут проходить дополнительный курс работы в намордниках, дабы развить у псов агрессию и приучить хватать «неодетые» части тела человека.

 

dreamstime_2794375.jpg

Флаг им, как говорится, в руки. Подобные эксперименты мы ставили в начале неспокойных девяностых, когда готовили собак для спецподразделений и личной охраны. На основании того еще опыта мы знаем, что борьба тренера с собакой в наморднике и постановка реальной хватки – не одно и то же. Методика борьбы в наморднике имеет множество подводных камней и в некоторых случаях может дать результат, обратный искомому. Но, наверное, американские служители закона нашли для этой методики ту же золотую середину, что нашли двадцать лет назад и мы. Искренне им этого желаем.

В любом случае очевидно, что если вы готовите полицейскую собаку, то есть собаку для реального применения, то целью ее поведения, а следовательно, и подкреплением, должна быть победа над противником, а не получение какого бы то ни было предмета. А это уже работа по иной методике, отличной от спортивно-апортировочной! 

Следует ли на данном основании, дрессируя собак для защиты и охраны, отвергать использование склонности собак к манипуляции предметами? Стоит ли противопоставлять манипуляторную игровую методику методике развития оборонительного комплекса собаки? Нет, конечно. Зачастую манипуляция предметами облегчает переход игры в стадию борьбы с человеком. Важно лишь не пропустить момент! И четко понимать, какую задачу вы решаете в процессе обучения. Но это уже другая история.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:20

Иван Затевахин
Главный редактор журнала «Мой друг собака» и портала, телеведущий, академик телевидения, кандидат б.н.
Бельгийские овчарки и национальный спорт как фактор селекции

Фото Елена Затевахина
 

Многолетняя культура разведения собак для выставок привела к предсказуемым результатам: в широких массах кинологической общественности довольно размыто упорядоченное представление о том, что, собственно, делать с этими собаками. То есть понятно, что делать с ввезённым в страну экземпляром Х. Участвовать в соревнованиях. А вот что дальше? Как разводить этих собак? Как проводить их селекцию? Никто толком не знает, иначе, согласитесь, у нас в стране уже было бы устойчивое поголовье рабочих малинуа. Впрочем, произнеся это слово, понимают ли люди, с губ которых оно сорвалось, с чем или кем они на самом деле имеют дело?

 

Почти мемуары
Взявшись за написание этой статьи, я внезапно вспомнил приключения первых малинуа в России. Неверие, косые презрительные взгляды «бывалых» сопровождали поначалу появление этих собак на поле отечественного собаководства. Итак, первые малинуа были привезены в страну в 1996 г. А.Л. Романовичем, основателем журнала «Друг». Собаки были приобретены в полицейском питомнике. Двухлетки тервюрен Жюль и малинуа Гард обладали дипломами второй ступени Французского ринга. Их Романович поместил в некий гремевший в ту пору Главный военный питомник, ещё один щенок жил у него на даче, и ещё один  молодой малинуа был отдан на воспитание одному из создателей Большого ринга — Сергею Малышеву. Общение с военнослужащими (те, кто помнит методы и уровень тогдашнего дрессировочного «мейнстрима», поймут, о чём я) подействовало на собак столь угнетающе, что Александр Леонидович забрал их из армии и передал вместе с подросшим щенком в одно из подмосковных подразделений спецназа МВД, в котором только что было сформировано кинологическое подразделение. Консультировать кинологов А.Л. Романович попросил меня, ну а я взял с собой помощников — талантливого молодого тренера Владимира Кружкина (к сожалению, рано закончившего с тренерской деятельностью) и ещё более молодого и талантливого Андрея Чаадаева (к счастью, с дрессировкой заканчивать не собирающегося).  

 

DSC09987.jpg

Первое знакомство с пострадавшими от «дедовщины» бельгийцами оставило сложное впечатление. Если «домашний» Барри Сергея Малышева буквально излучал энергию и демонстрировал желание заниматься всеми известными и неизвестными тогда в России видами спорта (от Большого ринга до аналога флайбола), то малинуа Гард и тервюрен Жюль были грустны и пассивны. Общавшийся до этого только с рабочими, строившими дачу А.Л., подросший к тому времени щенок Барри «спецназовский» (не путать с Барри Сергея Малышева — они были тёзками) вообще отказался выходить из вольера. Сразу скажу, что самым сложным было убедить ребят, что эти неказистые и некрупные по российским меркам собаки – отменные бойцы. Мы провели несколько восстановительных занятий с Жюлем и Гардом, в процессе которых не столько управляли ими, сколько давали «оторваться» в защитной работе и попутно объяснили им, что теперь они не спортсмены, пусть даже в такой «козырной» дисциплине, как Французский ринг, а патрульно-штурмовые собаки, т.е. их задача — патрулировать, находить врага и кусать его. С Барриком было сложнее, но восстановительная терапия, заключавшаяся в тех же занятиях по защитной службе, сочетавшаяся с социализацией, сотворила чудеса. 

Разумеется, ничего подобного не случилось бы, не поверь нам ребята. Их фамилий не называю по простой причине — не уверен, нужно ли им это, учитывая их профессиональную деятельность. Если бы они не включились в работу на всю, как говорится, катушку, боюсь я сейчас не писал бы эту статью. Не скрою, занятия через четыре пришлось даже пойти на пари — главного сомневающегося одели в привезённый из Франции (тоже впервые!) зелёный костюм Андрея Чаадаева с гордой надписью «Мишель» на ноге (исторические штаны от него до сих пор покоятся в будке чертановской площадки), дали в руки черенок от лопаты — типа успеешь попасть до хватки — молодец. Разумеется, я знал, что собака ничем не рискует, потому что за пару недель до описываемых событий мы провели тесты с Барри Сергея Малышева на небезызвестной площадке «Чертаново». Проверял «домашнего» Барри некий сертифицированный ринговый фигурант (не Чаадаев), который, ещё только замахивался прутом, а Барри уже висел у него на филейной части. Не стоит сомневаться в том, что аналогичную картину мы получили и в эксперименте со спецназовским бельгийцем Гардом, с той разницей, что вызвавшийся доброволец вообще не успел поднять черенок до уровня пояса, как очутился лицом на траве. После этого дело пошло веселее, и через какое-то время собаки приступили к несению службы, а Баррик «спецназовский» радовал всех сумасшедшей хваткой, желанием борьбы и даже демонстрировал удаль израильским и прочим зарубежным коллегам, знающим толк в том, что называется «антитеррор».

 

DSC00451_2.jpg

Сейчас всё это читать чудно, но прошло ещё лет пять–семь (!!!), прежде чем в бельгийцев поверили спортсмены и любители. Может быть, потому, что наряду с рабочими собаками среди представителей этой славной породы встречаются так называемые шоу-собаки, к серьёзной работе непригодные? 

 

Неверие прошло, но появились проблемы
Со временем, когда на руках у спортсменов стали появляться настоящие рабочие собаки, разными путями появившиеся в России, ситуация изменилась, и уж тут те, кто громче всех кричал про то, что «таких овчарок у них на соседней помойке пруд пруди», стали знатоками породы и начали непринужденно жонглировать замысловатыми кличками и титулами.  

Вместе с тем до сих пор настоящие спортсмены предпочитают ввозить собак из-за рубежа, не доверяя — порой справедливо — собакам отечественного разведения. В этом есть определённый резон, поскольку разведение рабочих собак в нашей стране (и не только бельгийцев) весьма хаотично, вяжут собак совершенно разных по происхождению, фенотипу и способностям лишь на том основании, что это — представители одной породы. 

 

%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%83%D0%
Малинуа Кольт, вл. А. Копаева.

Замысливая вязку особи кобеля А — пусть и спортивного чемпиона, с сукой Б — тоже чемпионкой, никто не гарантирует, что получит чемпионское потомство — если собаки разного происхождения, из разных популяций. Просто таковы законы генетики — науки более чем сложной, а её законы, как учит нас школьный курс биологии, открыты монахом Грегором Менделем в результате экспериментов на поле гороха. А ведь поведение собак — это вам не окраска цветков гороха. Это куда более сложное сочетание признаков. Соответственно, для того чтобы гарантированно получать те или иные искомые признаки от собак разного происхождения, необходимо иметь куда большее число собак, нежели бывает щенков в одном помёте. Это не значит, что от двух чемпионов разного происхождения невозможно получить щенка с чемпионскими задатками. Просто вероятность его появления плохо предсказуема. 
 

cp_%D0%9E%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B0%
Обладатель Кубка России по Русскому Рингу малинуа Гангстер, вл. Андрей Медведев.

Почему я это пишу? Просто потому, что под «брендом» малинуа вполне спокойно сосуществует несколько популяций собак, селекция которых определяется участием в национальных состязаниях трёх стран: Франции (Французский ринг), Бельгии (Бельгийский ринг) и Нидерландов (КНПВ). Точно так же, как когда-то в Германии (особенно в Восточной) существовала популяция немецких овчарок, разведение внутри которой во многом определялось успехами в таком состязании, как Шуцхунд. Кроме того, в Бельгии и Голландии существуют популяции собак, владельцы которых, мягко говоря, с недоверием относятся к деятельности FCI и разводят собак только по рабочим качествам. Причём зачастую (как, например, в Нидерландах) это почти официальная позиция, поскольку деятельность КНПВ находится под патронатом королевской семьи, представителя которой мы своими глазами видели на чемпионате Нидерландов в Эйндховене. Добавлю, что в этих странах и собак с родословной FCI разводят, ориентируясь не на экстерьер, а на их успехи в национальных видах спорта. Между тем, несмотря на общее сходство требований в этих состязаниях, требующих от собаки наличия таких качеств, как смелость, вязкость, выносливость, склонность к борьбе и т.д., характер этих требований различается. А это, учитывая высочайший уровень состязаний и, следовательно, высокую специализацию собак, приводит к тому, что нюансы их характера и экстерьера порой различаются уже весьма сильно.

 

Европейский прагматизм
Ранее мы говорили о том, что под «брендом» малинуа вполне мирно сосуществуют собаки разной внешности и с разными способностями. Возможно, несколько утрируя имеющуюся картину, можно сказать, что в данном случае мы имеем дело, если следовать ещё советской зоотехнической традиции, с настоящей породной группой с несколькими типами собак. Причём ФЦИ — и это, на мой взгляд, весьма позитивный момент — плотно контролирует далеко не всё поголовье этих собак, а лишь ту его часть, которая участвует в шоу-выставках. Между тем в Бельгии, Франции и Голландии взгляды на разведение рабочих собак предельно прагматичны и определяются прежде всего соображениями функциональности, а именно: является эта собака пригодной для служебного использования или нет. 

 

Соревнования и селекция
Действительно, рабочие качества среднего малинуа из этих стран вызывает уважение у каждого, кто имел дело с дрессировкой. В каждой из этих стран сформирована своеобразная пирамида, фундамент которой — «среднее» массовое поголовье рабочих собак — украшает вершина из чемпионов по национальной спортивной дрессировочной дисциплине, чемпионы и призёры по которой, как правило, и становятся основными производителями. Таким образом, абсолютно логично, и это важно отметить, что каждая из соревновательных систем становится селекционным, как раньше писали, «зоотехническим», мероприятием. Напомню, однако, что в каждой национальной системе трёх стран есть свои особенности, которые неизбежно приводят к отбору собак по определённым качествам: а именно, оказывают влияние на их внешний вид (хотя бы на уровне тенденции) и способность к работе определённого характера. Как говорит народная мудрость, «от осинки не родятся апельсинки». Продолжая эту мысль, заметим, что от осинки родятся осинки, а от апельсинки — апельсинки, в зависимости от того, что за растение вы культивируете. Так, раз за разом, пуская в разведение преимущественно чемпионов и их потомков, вы получаете поголовье, наибольшим образом приспособленное именно к данной соревновательной системе. 

В нашей стране в основном встречаются собаки самого разного разведения, в том числе отечественного, которое традиционно характеризуется преобладанием вкусовщины, кумовства, шоу-составляющей, а также финансового аспекта, но не планомерной и вдумчивой селекцией собак, подходящих для той или иной деятельности. Поэтому и собаки попадаются самого разного качества. Однако, к счастью, попадаются у нас и собаки национальной селекции из трёх означенных стран Западной Европы.

Итак, три страны — три национальные системы: Нидерланды — КНПВ, Бельгия — Бельгийский ринг, Франция — Французский ринг. Эти системы в той или иной степени плотно привязаны к требованиям, предъявляемым полицейским собакам данных стран. У каждой системы свои достоинства — и, вероятно, недостатки, хотя, на мой взгляд, здесь мы наблюдаем тот невероятный случай, когда недостатков у систем нет, а есть чёткое (но разное) видение того, какие нормативы должна выполнять служебная собака. В разных случаях это разное видение.

Я намерено исключил из обсуждения такие спортивные дисциплины, как мондьоринг (глобалринг) и ИПО. Дело в том, что обе дисциплины являются международными, чисто спортивными, сравнительно молодыми и в известной степени упрощёнными, созданными на базе других, вполне работающих национальных дисциплин (мондьо-глобал — в основном на основе Бельгийского и Французского рингов; ИПО — на базе шутцхунда). Обе дисциплины в означенных трёх странах Западной Европы на формирование поголовья малинуа пока серьёзного влияния не оказывают — по той простой причине, что отбор, скажем, по высочайшей сложности нормативам Французского или Бльгийского рингов более жёсткий, чем по более щадящим нормативам мондьоринга. 

 

Мехелары из Мехелена
Ещё одно соображение исторического характера. Центром рождения малинуа является фламандский город Мехелен (или по-французски — Малин), где государственным языком является фламандский — один из диалектов нидерландского языка. Разумеется, один город не может быть центром породообразования, и то, что мы называем малинуа, — по своему происхождению овчарка из Нидерландов в широком смысле, т.е. той части стран Бенилюкса, в которой говорят по-нидерландски. Если ещё конкретнее, то речь идёт как раз о тех местах, в которых происходит действие бессмертного произведения Шарля де Костера «Тиль Уленшпигель». Это место, где в с XV века бурно развиваются города (Антверпен, Амстердам, Гент, Брюгге, Маастрихт, Хертогенсбосх) и городская торговля и где зародилась собственно полицейская дрессировка. Собак для патрулирования торговых городов во Фландрии (часть Южных Нидерландов) используют чуть ли не с XVI века! Первые умельцы дрессировки появились там в конце XIX века, а первая школа для служебных собак была создана Эрнстом Ван Вемезалем в Генте в конце 1898 года. Поэтому тех, кто стал нам известен под названием малинуа, т.е. служебных, рабочих овчарок, в Бельгии и Нидерландах обычно называют мехеларами, по нидерландскому названию города — Мехелен. Может быть, поэтому в своё время, между Первой и Второй мировыми войнами, когда каждая европейская страна стремилась зарегистрировать свою национальную породу, возникла путаница в вопросе происхождения голландской овчарки и малинуа (мехелара). По сути — это две перетекающие одна в другую формы нидерландской овчарки, причём ещё в 30-х годах XX века мелких собак одной породы в Голландии регистрировали как малинуа, а более крупных — как хердеров. Вообще западноевропейские овчарки этого региона, прибавим к ним лежащий рядом Эльзас (провинция Франции, как считается, родина немецкой овчарки), до Второй мировой войны вообще различались очень мало (скажем, эльзасскую овчарку от малинуа-мехеларов Бельгии и хердеров Голландии можно было отличить разве что по чаще встречающемуся в поголовье окрасу). 

 

%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%89%D0%
Настоящий мехелар.

Лишь в последующие годы довольно извилистым путем произошло разделение современных пород, которое у рабочих линий до сих пор не закончено — учитывая практику межпородных микстов в странах Бенилюкса и их дальнейшее использование в селекции рабочих линий. Тем не менее специфика национальных рингов закономерно приводит к отбору собак с наиболее подходящими для данного вида спорта параметрами, подобно тому, как игра под названием баскетбол приводит в свои ряды наиболее высокорослых игроков. 

Итак, давайте рассмотрим, какие требования предъявляют к собакам соревновательные дисциплины трёх ведущих западноевропейских кинологических держав. При этом следует понимать, что в данной статье мы не можем детально описывать каждый норматив из состязания — остановимся лишь на самых характерных, по нашему мнению, деталях. 

 

Франция
Доминирующей системой подготовки спортивных полицейских собак здесь является Французский ринг, который подразделяется на три уровня, различающихся увеличивающейся сложностью требований. Соревнования проводятся на довольно просторных площадках-рингах, зачастую это специально размеченные футбольные поля. Непосредственно выступление собаки на самом сложном, третьем, уровне может длиться около 45 минут и включает в себя проверку навыков послушания, физических кондиций собаки (на третьем уровне — прыжок вперёд и обратно через сплошной забор высотой 2 м 30 см, безопорный прыжок высотой 1 м 20 см, прыжок в длину — 4 м 50 см), навыков задержания, конвоирования и охраны вещи.

 

IMG_1036.jpg
Собаки селекции Французского ринга успешно проявляют себя в мондьоринге.

Отличительная черта Французского ринга: навык собаки по задержанию, конвоированию и охране предмета проверяется помощником, пытающимся создать собаке помехи — на третьем уровне максимальные. Непосредственно до хватки помощник (декой) уворачивается, мешает собаке при помощи стека-трещотки, пытается её обмануть разными способами. На охране вещи он также должен максимально отвлечь собаку и в идеале утащить у неё охраняемую корзинку. Во время конвоирования помощник имитирует побег в самых неожиданых для собаки ситуациях, причём малейшее промедление во время предотвращения побега хваткой штрафуется. Во время хватки помощник пытается сбросить с себя собаку, резко поворачиваясь и совершая разнообразные рывки. В движениях декоя много вращений, такая манера работы, особенно на стадии подготовки помощника, несёт в себе много заимствований из популярных во Франции восточных единоборств, особенно Кобудо. Немного отвлекаясь, замечу, что Французский ринг — самый «фигурантский» из всех рингов, здесь помощник (во всяком случае в финале чемпионата Франции) должен быть настоящим атлетом высочайшего, буквально олимпийского уровня. То, что помощник активно уворачивается от собаки, а затем немедленно пытается её сбросить, предъявляет к её действиям особые требования — она должна максимально плотно цепляться за костюм декоя в любой доступной точке. Как правило, собак учат цепляться не за движущуюся, а за «ближайшую» к ней точку. Однако без врождённых способностей — скорости, вёрткости, цепкости и вязкости — научить собаку бороться с вертлявым декоем невозможно. Для собаки, участвующей в системе Французского ринга, участие в выставках абсолютно необязательно — по достижении года собаку осматривают на предмет соответствия (на практике весьма приблизительного) стандарту. И лишь чемпиону — обладателю Кубка Франции — необходимо выставиться и получить оценку.
 

%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D0%B8%20%
Малинуа селекции Французского ринга стремительны и цепки.

Безусловно, определяющими факторами, формирующими анатомические и характерологические особенности французских малинуа, являются следующие: а) необходимость проводить в ринге около 45 мин.; б) высокий уровень нормативов по прыжкам; в) манера работы помощника, основанная на его единоборстве с собакой; г) необходимость мгновенно реагировать на действия декоев. Эти факторы естественным образом приводят к «выживанию» собак определённого типа: малинуа селекции Французского ринга, как правило, не очень крупные, в среднем вписывающиеся в стандарт породы ФЦИ по высоте в холке, до 30 кг весом, но чрезвычайно крепкие, атлетичные, быстрые, резкие, выносливые, вязкие (на тренерском сленге «пиявистые» — от слова «пиявка») собаки.

 

Бельгия

Немного о корнях
Есть мнение, что современная ринговая — полицейская дрессировка зародилась во Фландрии — исторической провинции, расположенной на территории части современной северной Франции, северной Бельгии и юга Нидерландов. И не сельские просторы, на которых трудились овчарки, а именно города Мехелен, Антверпен, Амстердам, Гент, Брюгге, Маастрихт явились центром формирования культуры, получившей впоследствии название «полицейская дрессировка». По крайней мере с XVI века собак-овчарок использовала городская стража этого региона. В 1880-х годах по городам и весям Бельгии путешествовал с декоем-помощником идейный предтеча всех современных тренеров-«семинаристов» бродячий дрессировщик Эдмон Мошерон, демонстрировавший (за деньги!) со своими собаками Даксом, Никой и Мисс и декоем, чьё имя история не сохранила, удивительные по тем временам трюки. Довольно быстро у Мошерона появились последователи. Многие упражнения бродячих дрессировщиков затем легли в основу полицейской дрессировки, которая в Западной Европе, во всяком случае в Голландии и Бельгии, превратилась в настоящий культурный феномен. 

 

К вопросу о терминологии
Кстати, о терминах. Во время путешествия в небольшой компании по прекрасной исторической Фландрии мы заехали в городок Паал, где должны были состояться состязания начального уровня по Бельгийскому рингу. В аккуратных, но извилистых улочках старинных городков Бельгии навигатор сошёл с ума, и нам в поисках соревновательной площадки пришлось спрашивать дорогу у местного населения, которое в основном разговаривало на валонском (диалекте французского) и местном нидерландском (государственном на севере Бельгии) языке. Как вы догадываетесь, лингвистов среди нас не было, поэтому блуждание грозило затянуться. Фразы на пинджин-инглиш типа «…Еxcuse me… How to get competition the Belgian ring?» или «…How to find championship ring-sports?» к желаемым результатам не привели. Пришлось ехать «сдаваться» в полицейский участок. Встретили нас там настороженно — ибо, как впоследствии выяснилось, одетые в спортивные куртки брутальные дяди — я и Андрей Чаадаев — в глазах бельгийцев выглядели как польские гастарбайтеры. Но напряжение мгновенно рассеялось, когда, не получив никакой реакции на мантру «белджен ринг» и «ринг спорт», мы произнесли «полис дог компетишн». Что такое «полис дог» тут явно знали. Тут уж наша внешность отыграла в обратную сторону. Нас явно приняли за коллег и, уточнив, из какой страны мы прибыли, с фразой, которую мы поняли как  «…ну-у-у так бы сразу и сказали, соревнования полицейских собак, это ж наше всё…» снабдили подробнейшей картой с рисунком, как доехать до искомого места. 

Но это всё лирика. Давайте продолжим размышления на тему, как национальные соревнования влияют на формирование облика и поведения собак. Кстати, ещё немного о лингвистике. На вопрос «что за порода соревнуется?» мы получили два ответа: мехелар и малинуа. 

 

Собственно ринг
Итак, Бельгийский ринг. В нём соревнования так же, как и во Французском, проводятся в трёх ступенях возрастающей сложности, причём самый лёгкий — третий уровень. Ринги национального уровня, венчающие серию летних отборочных региональных состязаний, традиционно проводятся в первые три воскресенья сентября, начиная с самого лёгкого, ринга-3. Ещё раз заметим, что, возможно, эти соревнования могли бы называться фламандским рингом, поскольку зародились (в 80-х годах XIX века) и развивались именно в этом регионе. Забавно, что первые состязания прошли аж в 1903 году в Мехелене; единых правил попросту не было, поэтому каждая команда показывала всё, что умеет делать лучше всего. В 1908 году были написаны первые правила этого состязания, которые практически ничем не отличались от первых нормативов КНПВ, но об этом позже. В версии НВБК (NVBK — Nationaal Verbond van Belgische Kynologen — Национальная федерация кинологов Бельгии) принимают участие собаки как с родословными FCI, так и собаки без родословных FCI, последних часто называют мехеларами (по фламандскому названию города Мехелен, как бы в противовес FCI-шному французскому названию той же породы — малинуа, т.е. овчарки из города Малин, как французы называли Мехелен). Мехелары — это собаки исключительно «рабочего» разведения. Особо следует отметить, что в полицию, а зачастую и в профессиональный спорт собак отбирают после так называемых зимних состязаний для новичков, в которых участвуют молодые собаки, как правило, в возрасте около года. 

Как организация НВБК существует с конца 1963 года, по сути являясь объединением клубов любителей ринг-спорта и поборником «традиционных» ценностей рабочей селекции. Соревнования по Бельгийскому рингу проходят на сравнительно небольших, компактных площадках с мелким бассейном. Площадки буквально усеяны всевозможными препятствиями: занавесями из цепей, лесенками, мостиками, подъёмами, помостами, мини-сарайчиками, качелями, живыми и неживыми изгородями. Внешне «полянка» для ринга напоминает гибрид детской площадки и полосы препятствий на базе подготовки спецназа.

 

%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D0%B0,%20
Собака, преодолевающая водную преграду перед задержанием помощника.

%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D0%
Провокация во время проверки навыка хождения у ноги проводника.

В выступлении, которое более компактно, нежели выступление собаки во Французском ринге (на самом сложном, первом, уровне оно длится минут 25), собака должна выполнить (как и в более молодом французском собрате) нормативы по послушанию, прыжкам и получить за это разную оценку — в зависимости от сложности (перепрыгнуть палисад туда и обратно, 2–2,20 м; перепрыгнуть туда и обратно препятствие, 1,20 м; перепрыгнуть канаву 1,5×1,5 м с барьером от 1 до 1,20 м и канаву шириной от 3 до 4 м). Помощник, костюм которого имеет строго выверенные параметры по объёму (он чуть менее мешковатый, нежели костюм французских декоев), во время работы с собакой не уворачивается от неё, хватка у собаки ставится в определённое место: район предплечья — ближе к локтю, или локтя, или в ногу — в район от колена и ниже. Во время хватки собаке дают, как говорится, поработать, показать себя, потрепать-пожевать помощника. Он совершает стереотипные движения, но не пытается вырваться, качество (глубина) хватки оценивается особо. Благодаря конструкции костюма собака имеет возможность хватать, жевать и трепать не «тряпку» костюма, а руку или ногу, защищённую костюмом, что немаловажно. Вместе с тем и во время проверки послушания, и во время силовой работы с помощником на собаку оказывается беспрецедентное давление, её постоянно провоцируют. Даже апортировку собака должна принести, преодолев препятствие, прыгнуть через что-нибудь, пройти какой-нибудь занавес из железных цепей или достать вещь из бассейна. 

Во время проверки навыка хождения по команде «Рядом!» вокруг собаки прыгает помощник, не в обиду будь сказано, практически как распоясавшийся павиан, заглядывая ей в глаза, мельтеша руками и размахивая каким-нибудь предметом. Атаковать помощника собака должна строго в рамках определённых ситуаций. Одно из задержаний производится после форсирования собакой бассейна — помощник бросает ей навстречу различные предметы; во время другого специальный ассистент может окатить из ведра водой или поливать во время атаки помощника или охраны предмета из садового шланга, а на прерванной атаке на собаку может упасть какой-нибудь предмет типа канистры. Во время хватки помощник «охаживает» собаку разными предметами — от на вид заимствованного из классической русской бани веника до пустых пластиковых канистр. 

 

%D0%91%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B8%D0%
Бельгийский ринг — атака после форсирования бассейна, помощник бросает в собаку игрушечного медведя.

Норматив охраны вещи обязательно исполняется в двух вариантах — в наморднике и без оного. Охраняя вещь в наморднике, собака при попытке её забрать абсолютно бескомпромиссно атакует ассистента в цивильной одежде, нанося ему весьма чувствительные удары, что предполагает известную крепость сложения и высочайшую силу характера. В обоих случаях в руках у помощника находятся предметы (разнообразные конструкции из обручей, пластиковый стул, зонт и т.д.), которые собака должна обойти или преодолеть, для того чтобы воспрепятствовать «краже» предмета хваткой или ударом в наморднике.
 

%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%20%
Охрана предмета.

%D0%9E%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%20%
Охрана вещи в наморднике.

Вместе с тем к собакам не придираются по формальным признакам, на первый взгляд именно в Бельгийском ринге они наиболее раскованы и раскрепощены — например, при подходах от них совсем не требуется выполнять навык в стиле «равняйсь — смирно», а-ля ИПО. Отличия от Французского ринга — более компактные площадки, чуть более высокая плотность соревнований, обилие всевозможных провокаций и наличие сложных нормативов, начиная с начального уровня, непрекращающееся на протяжении почти всего 
выступления давление и, главное, создание помех для собаки не увёртками, а исключительно механическими способами — при помощи предметов. 

 

В чём фишка?
Таким образом, главным фактором отбора собак в Бельгийском ринге является:  
   1. Сочетание довольно сложных по исполнению навыков атаки, контроля во время атаки и послушания, которые необходимо демонстрировать. 
   2. Высокая сложность нормативов, начиная с начального уровня. 
   3. Очень сильное, интенсивное, почти непрекращающееся физическое и «психологическое» давление. 
   4. Работа в наморднике, с начального уровня предъявляющая очень высокие требования к крепости характера и физической готовности. 
   5. Необходимость глубокого захвата именно руки или ноги, а не ткани костюма и необходимость демонстрации именно собакой, а не декоем борьбы с помощником. 

В результате от собаки требуется соответствовать совокупности признаков, что предполагает сочетание «хладнокровия» с умением взорваться, выдержать жесточайшее давление и опять успокоиться, расслабиться и переключиться на другую деятельность. По своим физическим параметрам собака должна быть способна высоко и далеко прыгать, преодолевать различные препятствия, порой «продавливать» их во время работы с фигурантом, должна хватать и держать его в энергичной манере. Хватка должна быть глубокая, интенсивная и мощная, сковывающая сопротивление фигуранта. 

 

%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D0%B0%20%
Охрана хозяина.

В результате, по общему впечатлению, собаки (малинуа-мехелары) выступающие в финалах чемпионата Бельгии по версии НВБК, визуально выглядят крупнее и спокойнее «обычных», привычных российскому взгляду малинуа. Они атлетичны, широкогруды, с мощными шеями, переходящими в мускулистую, широкую холку, крупноголовые, порой широкомордые. Эти собаки также выглядят очень спокойными и уравновешенными вовне соревновательной обстановки. 

Продолжая сравнивать системы дрессировки, в своих теоретических изысканиях мы добрались до Нидерландов, в просторечии Голландии, где живёт и поступательно развивается самая, пожалуй, на сегодняшний день популярная система полицейской дрессировки — КНПВ. Адепты её, если судить по доступным источникам, есть даже в соответствующих спецслужбах Индонезии, Китая и Таиланда. Однако теория без практики мертва, поэтому знакомство с практикой КНПВ мы (с коллегой Чаадаевым) осуществляли непосредственно на родине системы, где, в отличие от Бельгии, нас принимали почему-то за сербов. Что, конечно, совсем не обидно. Но, положа руку на сердце, какой из Чаадаева серб? Мы, конечно, спешили разъяснить местным товарищам, кто мы и откуда, после чего общение становилось ещё более доброжелательным. Этот факт лишний раз подчёркивает, что любовь к собакам и дрессировочному делу сближает людей разных стран и традиций. 

 

Нидерланды. Немного истории
В Нидерландах первыми энтузиастами полицейской дрессировки с самого начала XX века считаются г-н Ковенберг с боксёром Максом, г-н Ван Оостен с овчаркой Гектором, г-н Стейнс с голландским хердером Фрицем и г-н Локерзе с французской овчаркой Питом. В октябре 1907 года г-н Херфкенс из полиции Гааги побывал в городе Хагене на выступлении немецких полицейских собак, на которые его пригласил немецкий коллега со знаковой фамилией Мюллер. Там он встретил г-на Кесслера из Гааги. Эти два джентльмена и примкнувший к ним г-н Стейнс по примеру бельгийских и немецких коллег 1 ноября 1907 года официально зарегистрировали ассоциацию полицейских собак Нидерландов (NPV), впоследствии ставшей «королевской» (KNPV). Первые состязания первоначально мало чем отличались от правил, по которым состязались их южные фламандские братья. Впоследствии, однако, их пути разошлись, причём в основном разделение произошло уже во второй половине XX века. Голландцы, судя по всему, остались приверженцами — да-да! — «традиционных» ценностей: программа их испытаний в общем виде мало отличается от той, по которой они оценивали собак, скажем, в начале 30-х годов. Безусловно, со временем система претерпевала некоторые «косметические» изменения: скажем, требования к хватке, её качеству сильно ужесточились.

Важно также отметить, что в последнее время в чемпионатах КНПВ выступают собаки начиная с трёхлетнего возраста — это положение регулируется бюрократически. Не вдаваясь в причины такого регламента, эти меры приводят к тому, что в первые два года обучения у собаки закладывается фундамент технической, психологической и физической подготовки, а третий год посвящается непосредственной подготовке по выбранной программе, в результате чего качество тренинга становится исключительно высоким.

 

Фактура
Всего программ (уровней) в КНПВ три: начальный (Objectbewakingshond – в вольном переводе «собака для охраны») и два, незначительно различающихся по сложности полицейских норматива (Politiehond-1 и Politiehond-2 — «полицейская собака-1 и 2» соответственно). Для выступления в финале первенства Нидерландов собака должна пройти жёсткую систему отбора на региональных состязаниях, набрать определённое количество баллов. Сразу замечу, что собаки, попадающие в финальную стадию чемпионата Нидерландов, как правило, не входят в систему FCI, а разводятся исключительно по рабочим критериям профессионалами и обозначаются в протоколах как х-малинуа (х-мх) или х-хердеры (х-хх). Напомню, что в просторечии «рабочих» малинуа часто называют мехеларами, по фламандскому названию города Мехелен (на французском, соответственно, Малин). Так, в первый день чемпионата КНПВ 2013 года выступало 11 х-мх и один малинуа ФЦИ, а во второй день 7 х-мх и три малинуа FCI. Кроме того, в состязаниях участвовали два отличающихся от х-мх разве что окрасом голландских хердера (х-хх) и два рабочих «немца», тоже вполне вписывающихся в визуальную палитру состязаний, хотя и выглядевших более мелкими в сравнении с фламандскими коллегами по профессии. Отмечу, что в протоколах состязаний с 1986 года (по более раннему периоду у меня нет данных) среди победителей нет ни одного малинуа с родословной FCI. Такое положение дел во многом отражает прагматичный национальный характер нидерландцев: они, без оглядки на кинологическую бюрократию, в спорт высоких достижений и в «работу» берут тех, кто способен дать максимальный результат, а не отбирают собак с красивой международной родословной с вензелями и печатями. 

Не могу не заметить, что некоторые специалисты отмечают высокий процент отбраковки щенков в помётах х-малинуа. Вместе с тем в Нидерландах вполне успешно (на уровне региональных состязаний) участвуют собаки с родословными FCI, также обладающие весьма высокими рабочими качествами. Добавлю, что норматив КНПВ обязателен для собак сотрудников полиции, которые регулярно должны сдавать соответствующие экзамены для подтверждения профессиональной состоятельности. 

Что ещё следует отметить. С собаками занимаются не менее трёх раз в неделю — иначе весь объём нормативов не освоить. Дрессировка собак по-голландски по сравнению с нашей практикой гибкого «вытягивания за уши» тех, кто выразил желание «позаниматься», выглядит до предела прагматичной. Никаких попыток обойти «лобовое» решение во время отработки навыка нам наблюдать не удалось. Даже щенки «грузятся» довольно объёмно, особенно во время формирования хватки. Небольшой, но важный для понимания процесса нюанс. Хватка у щенка прекращается аккуратным механическим «съёмом» за ошейник. «Сбросы» рукавов и «ног» крайне редки. Очень понятный и правильный, с позиции ветеранов процесса, подход. Впрочем, анализ методов дрессировки в задачу данного обзора не входит.

Если собака не выдерживает доведённого до абсолюта контрастного метода, применяемого при формировании как отдельных элементов, так и поведенческих цепочек (а от собаки нормативно требуется постоянно переключаться от агрессии к выполнению разного по рисунку контроля над задержанным помощником), с ней просто не занимаются. 

 

Специфика
Специфика состязаний в КНПВ заключается в том, что в сравнении с родственными дисциплинами состязания проводятся в режиме «от забора и до обеда», а конкретнее — с 8 утра и часов до 6 вечера. В процессе испытаний у собаки последовательно проверятся не менее 26 навыков, включая прыжки (в высоту с опорой — 1,75 м; прыжки без опоры туда и обратно — 1 м в РН-1–2, через канаву туда и обратно — 3 м, причём перед каждым прыжком собака должна располагаться на расстоянии одного метра от препятствия), форсирование канала шириной от 15 м туда и обратно, апортировку из воды большого предмета (небольшого бревна), поиск больших и маленьких предметов (отдельные упражнения), навыки послушания, в т.ч. сопровождение велосипеда — и более 10 вариантов нормативов, включающих непосредственный физический контакт с помощником, куда входит свободная охрана вещи с возвратом на место и задержание велосипедиста. Кроме того, есть особое упражнение, проверяющее спокойствие пса: в 20 м от лежащей на выдержке собаки группа товарищей имитирует ссору и стреляет в воздух – собака при этом не должна давать никакой реакции, если гавкнет хотя бы раз – получит «баранку».

Задержание помощника, скрывающегося на велосипеде.

Последовательно сдаваемые нормативы, включающие силовую работу помощника с собакой, это по сути проверка разных вариантов развития ситуации борьбы собаки и «нарушителя». Как правило, эти «нормативные» ситуации начинаются похожим образом, а вот как они будут развиваться дальше, собаке неизвестно. В любом случае перед «встречей» с помощником собака должна пробежать более 100 м, при этом траектория движения меняется, помощник по дуге уходит из поля зрения собаки, а дальше он либо продолжает от неё убегать, стреляя в воздух, либо кидает навстречу предметы (обрезки шлангов, как правило), либо производит жёстко регламентированную лобовую атаку, во время которой должен ударить собаку ореховым прутом до хватки, желательно сломав его о спину животного. 

В обязательный набор входит вариант прерванной атаки; есть упражнение, когда помощник останавливается, и в этом случае его кусать нельзя, а нужно облаять, забежав за спину. Есть также несколько вариантов развития «конвоев», в том числе включающих провокации (когда изображающего опьянение помощника тоже нельзя кусать), попытки побега и нападения на проводника (здесь, наоборот, необходимо немедленно задержать помощника хваткой). В одном из вариантов «контроля задержанного» помощник активно сопротивляется собаке, с силой бросает в неё обрезки пластикового шланга. 

 

%D0%9B%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%B0%20%
Лобовая атака.

В процессе задержания собака должна задерживать помощника хваткой за руку в районе ближней к груди части бицепса (при лобовой атаке), либо, если он поворачивается к ней спиной, – в районе плеча или за ногу. При задержании велосипедиста собака должна задерживать помощника строго за ногу (что регламентировано соображениями безопасности, прежде всего собаки). Велосипедист едет довольно быстро — в противном случае у него есть все шансы после контакта с собакой «поприветствовать» физиономией газон площадки. Очевидно, что если скорость высока, то согласно законам физики меньше шансов получить попутный сильный удар и упасть с железного коня. Хотя и такое случается. В КНПВ используется почему-то велосипед рамной конструкции, что, по всей видимости, должно дополнительно мотивировать помощника. 

Помощник одет в специальный двуслойный костюм: нижняя часть из кожи, верхняя – из джута. Кожаная основа, как нам удалось убедиться на практике, с помощью системы ремешков плотно подгоняется под фигуру, джутовая основа более свободна, она позволяет помощнику быстро бегать, наносить удары собаке и бросаться в неё шлангами — но не даёт возможности для манёвра, что, впрочем, и не нужно. Особенности дизайна костюма позволяют собаке производить глубокие хватки, во время которых она удерживает в пасти не «тряпку» костюма, а, так же как и в Бельгийском ринге, непосредственно руку или ногу человека, защищённую костюмом. Во время задержания помощник сначала противодействует собаке (наносит удар до хватки, либо это «дорожка» в голландском варианте, либо вращения с бросками в собаку обрезками шлангов), а затем даёт собаке поработать, потрепать себя. Во время предотвращения побегов и нападений в процессе «конвоев» собака довольно долго «возится» с помощником. Собаки КНПВ показывают очень жёсткие «входы» в помощника, плотную и чрезвычайно энергичную хватку, высочайшее желание бороться, в том числе и на так называемом сбросе активности. В этом случае собака треплет и удерживает абсолютно неподвижного помощника вплоть до подачи запрещающей команды со стороны проводника. Такой подход — проверка навыков борьбы собаки с противодействием помощника и без оного — позволяет оценить глубину её мотивации, активность, физическую кондицию, оценить манеру работы, силу и глубину хватки. Действия помощника строго регламентированы, «приём» собаки очень жёсткий, особенно на лобовой атаке. Во время состязаний помощники, лишённые возможности маневрировать, смягчать приём не то что вращениями на ногах, но и даже «подворотами», довольно часто падают от удара при контакте с собакой, в том числе и прямо на неё. Естественно, в процессе задержания, в том числе во время падения помощника, хватка у собаки ни в коем случае не должна прекращаться.

 

%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D0%B8%20%
Собаки довольно часто сбивают помощника с ног.

%D0%92%D0%BE%20%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%
Во время падения собака не должна отпускать помощника.

 

В чем «фишка»
В результате складывается довольно пёстрая совокупность факторов, к которой должна быть готова собака: хотя ей не надо очень уж высоко прыгать, зато нужно лихо прыгать в длину, плавать и доставать из воды брёвна, догонять удирающего велосипедиста и бежать рядом со своим хозяином. Ей надо выдерживать удары до и после хватки, во время задержания давить и ломать помощника. От собаки требуется умение удерживать хватку в случае падения на себя немаленьких (меньше 1 м 85 см мы не видели!) голландских помощников. Сама логика испытаний – последовательная проверка действий собаки в разных ситуациях, необходимость в течение дня многократно совершать рывки более чем на сто метров, необходимость включаться, выключаться и снова включаться в преследование и единоборство с помощником — требует от испытуемых очень высоких физических кондиций. Добавлю наблюдение из нашей практики: несложные на первый взгляд элементы, из которых состоят упражнения в КНПВ, даже при самом щадящем и гибком подходе требуют от собаки очень высокой специальной физической готовности, способности сохранять концентрацию на фоне усталости — неподготовленные, занимающиеся раз в неделю собаки (с сильным характером как обязательное условие для занятий) довольно быстро выдыхаются. Пропустив этот момент, очень легко «заформалить» собаку, то есть при соблюдении внешней формы потерять мотивацию, что во время испытаний неизбежно приведёт к «обнулению» и «отказу» собаки.  

Таким образом, основными особенностями состязаний КНПВ являются: 
   1. Их длительность. 
   2. Большой набор всесторонне проверяемых навыков, требующих от собаки быстрой адаптации к меняющейся обстановке. 
   3. Необходимость быстро включаться в работу и выключаться из неё, что требует высочайшей специальной выносливости собак.
Собака в течение дня проявляет разнообразную активность, включающую относительно (родственных дисциплин) невысокие прыжки, прыжок в длину на 4 с лишним метра, плавание, совершаемые в процессе задержания помощников «забеги» на максимальной скорости с последующей борьбой, выключением из неё и возобновлением. 
   4. Очень жёсткая, прямолинейная манера работы фигурантов. 
   5. Довольно жёсткий подход нидерландских тренеров к дрессировке, который без потери работоспособности способна выдержать далеко не каждая собака. 

В результате х-малинуа, как и неотличимые от них на вид и, подозреваю, генетически х-хердеры, финалисты чемпионата КНПВ, в среднем выглядят значительно крупнее (бывают размером с приличного «восточника»), «головастее» и атлетичнее привычных нам малинуа. Победитель состязаний РН-1 2013 года х-малинуа Большой Рой (Big Roy) Ханса Ван Пегге вообще имеет 80 см в холке и весит 50 килограммов (!!!) (по данным владельца). Но, это, пожалуй, экстремальный случай, хотя и укладывающийся в рамки общей тенденции. В своей массе КНПВ-шные мехелары исключительно координированы и раскованы в движениях, а анатомически и пропорциями больше напоминают волков или очень крупных динго, нежели привычных нам овчарок. Для сравнения замечу, что две превосходные (в смысле рабочих качеств, другие находятся вне моего понимания) немецкие овчарки пользовательской селекции были мельче (!) большинства участников финала и, по субъективным ощущениям, чуть «скованнее» в движениях. 

%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8%20%D1%82%
Среди так называемых х-малинуа встречаются очень крупные экземпляры. Рой, чемпион КНПВ РН-1 2013.

Во внесоревновательной обстановке мехелары, участвующие в финале, вели себя исключительно уравновешенно и спокойно, не проявляли никакого беспокойства и агрессии в толпе участников и братавшихся с ними зрителей, под завязку залитых прекрасным голландским пивом. 

Безусловно, в Голландии множество малинуа с родословными FCI, участвующих в соревнованиях КНПВ. Как правило, они успешно выступают на уровне региональных состязаний. Эти собаки, по определению, должны вписываться в привычный FCI-шный экстерьерный стандарт. При этом голландские малинуа внешне жилистые, физически и «ментально» выносливые, отличаются высокой работоспособностью, очень жёстким «входом» и исключительной мотивированностью. Как правило, КНПВ-шные малинуа с родословными FCI легко переключаются на менее сложные, в сравнении с КНПВ, дисциплины (типа ИПО), где стабильно показывают высокие результаты… как, впрочем, и собаки разведения Французского и Бельгийского рингов. Требования, предъявляемые к собакам в национальных спортивных дисциплинах, столь высоки, что они легко способны осваивать «синтетические» международные, проводимые под эгидой FCI, виды — вроде ИПО и мондьоринга. Об отечественных состязаниях и говорить нечего — если собак не тренирует совсем уж законченный «кудесник».

Вместе с тем совершенно очевидно, что для достижения высоких результатов в каждой из национальных дисциплин Франции, Бельгии и Голландии ввиду высокой специализации соревнований и, соответственно, различия предъявляемых требований в разведении необходимо использовать собак местного разведения. Нелепо сравнивать мехеларов Франции, Бельгии и Голландии на предмет, кто из них лучше, а кто хуже. Каждая из популяций самым естественным образом «заточена» под нормативные требования доминирующего в данной стране вида полицейской дрессировки. Поэтому фенотипические различия между малинуа, представляющими популяцию каждой из трёх стран (Бельгии, Франции, Голландии, соответственно), зачастую выше, нежели различия между голландскими хердерами и малинуа (мехеларами) голландского разведения. Ну а то, что фенотип формируется на основе генотипа, нам рассказывали ещё в школе. Поэтому, планируя вязки собак – выходцев из разных западноевропейских полицейских дисциплин, – следует трезво понимать, что по сути «миксуются» собаки разных популяций, «разведённых» отбором в виде соревновательного фильтра в разных направлениях, а потому результат таких вязок прогнозировать невозможно.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:25

Иван Затевахин
Главный редактор журнала «Мой друг собака» и портала, телеведущий, академик телевидения, кандидат б.н.
Кликер в частности, или Дрессировка с условным подкреплением

Фото Дмитрий Есич

 

Вместо предисловия
В настоящее время в собаководстве все большей популярностью пользуется методика условного подкрепления, когда в качестве инструмента, подающего условный сигнал, используется щелчок, издаваемый прибором под названием «кликер». Однако некоторые тренеры относятся к использованию условных подкреплений вообще и кликера в частности с непонятным предубеждением: дескать, зачем это нужно, нельзя ли просто вовремя хвалить собаку и т. д. Поскольку у меня есть довольно большой опыт работы с использованием условного подкрепления, и не только с собаками, готов поделиться им со всеми желающими и развеять, если это понадобится, мифы, сложившиеся вокруг технологии использования условных подкреплений. 

 

Заразительный пример Карен Прайор
Еще несколько замечаний. Впервые описание методики работы с условным подкреплением я прочел в 1981 году в замечательной книге выдающейся дрессировщицы дельфинов в частности и животных вообще Карен Прайор «Несущие ветер». Дело в том, что мой научный руководитель, Всеволод Михайлович Белькович, писал предисловие к этой книге – он же и подарил мне один из экземпляров. Напомню, что тренеры дельфинов использовали так называемый оперантный метод обучения, который позволял из поведения животного при помощи условных подкреплений (УП) «выуживать» нужный элемент. Обратить внимание на этот метод применительно к дрессировке собак мне посоветовал В. С. Варлаков, успешно внедрявший его впоследствии среди своих учеников. 

По примеру Карен Прайор я пробовал применять метод УП и на людях (и «заразил» этим своих товарищей по Институту океанологии: играя в «дрессировщиков со свистком» во время длительных экспедиций, мы таким образом развлекались и пытались путем серии УП заставить человека выполнить какое-нибудь дурацкое действие – забраться на лабораторный стол и топнуть ногой, снять с соседа ботинок и т. д.), и на дельфинах, и на собаках.

 

DSC_0637.jpg
Так выглядит кликер.

Замечу, что, дрессируя собак, я пробовал использовать условные подкрепления в совокупности с обычными методами и средствами дрессировки на позитивном эмоциональном фоне. 

 

Оперантный метод
В чем суть классической работы с условным подкреплением? В качестве УП тренерами морских млекопитающих выступала и выступает трель, издаваемая свистком. Но для того чтобы трель из обычного звука превратилась в сигнал, а затем и в условное подкрепление, необходимо было проделать некоторую работу. Тренер издавал свист и бросал голодному дельфину рыбку. Свистел и бросал, свистел и бросал в разных местах бассейна. Таким образом, у дельфина вырабатывалась положительная условная связь «свисток–рыбка». 

Далее тренеры приступали к разучиванию простейших элементов, например, касание рукой. Для этого они выходили на бортик бассейна (в котором их поджидал дельфин), взяв ведро, наполненное рыбой. Дельфин начинал проявлять нетерпение, высовывал голову из воды. Тренер выставлял ладонь и, когда дельфин касался ее рострумом (кончиком морды), тут же (но не раньше и не позже!) раздавался свисток и дельфин получал рыбку. Еще касание – еще свисток и рыбка. Далее навык усложнялся: ладонь перемещалась выше, голодному дельфину приходилось за ней тянуться и красиво выходить из воды, то есть зарабатывать себе еду. 

Вот так, довольно быстро, звуковой сигнал превращается в условное подкрепление, причем процесс этот связан с положительными эмоциями, поскольку устанавливается в результате не тяжелой, но приятной работы. Еще один важный момент — высокоразвитому животному для комфортного существования просто необходима коллективная деятельность. Процесс взаимодействия с тренером во время веселой пищедобывательной активности — дрессировки — и есть такая деятельность.

 

DSC_0627.jpg
Лакомство лучше давать мелкими кусочками.

Аналогичным образом отрабатывались разно-образные навыки, которые потом могли быть объединены в поведенческие цепочки. Впоследствии под уже сформированный навык или цепочку «подводилась» конкретная команда. Вот вкратце описание классического воплощения метода оперантного научения с использованием условных подкреплений. 

Подведем итог: в чистом виде ОПЕРАНТНЫЙ МЕТОД — это метод обучения, при котором из 
НЕЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО (оперантного), но высокомотивированного поведения животного тренер при помощи условных подкреплений извлекает необходимые ему элементы поведения, формируя навык, под выполнение которого далее «подводится» команда. 

 

Подкрепление «добычей»
Приведенное выше – это описание классического обучения по оперантной методике. К классическому оперантному близок и метод дрессировки собак на базе игровой мотивации с использованием в качестве подкрепления так называемой «добычи», когда правильное освоение навыка или цепочки навыков – от поиска спрятанных предметов до преодоления полосы препятствий – подкрепляется получением любимой игрушки (например, жгутика или мячика). 

 

DSC_0642.jpg
Собака всем своим видом показывает, что ждет УП.

Так же близок к «классике» метод, используемый в защитной службе, когда подкреплением является хватка и получение той же «добычи». Оба приведенных выше примера дрессировки собак отличаются от классики только тем, что в них УП используется немного иначе. 

Свист или щелчок кликера – это условный звуковой сигнал, с которым выработана условная связь: за ним следует прямое подкрепление пищей. «Добыча» — это «прямое» непищевое подкрепление без подачи условного звукового сигнала. Возгласы «Молодец!», «Хорошо!», «Умница!» такими сигналами могут считаться с натяжкой, так как за ними «прямое» подкрепление следует далеко НЕ ВСЕГДА! Тут можно добавить, что сама искусственная «добыча» — это предмет-подкрепление, ставший таковым в результате предварительного обучения. Здесь базой для формирования является не пищедобывательное поведение, а комплекс преследования добычи. Но не будем, как говорится, множить сущности. 

Метод подкрепления «добычей» тем не менее оперантный, поскольку при его использовании из массы демонстрируемых элементов поведения отбирается и подкрепляется «добычей» необходимый. 

 

Преимущества УП
В чем смысл классического оперантного метода? В том, что необходимый элемент отбирается с помощью УП из нецеленаправленного (оперантного) поведения животного. 

А если мы заставляем животное что-либо сделать, подталкиваем его с помощью рук или средств дрессировки (которые я широко и избирательно, по необходимости вплоть до радиоошейника, использую при обучении), то его поведение будет реактивным (от слова «реакция»). Любознательный дрессировщик-натуралист может поинтересоваться: «Так зачем же, добиваясь реакции собаки при помощи поводка, ошейника и прочих вспомогательных средств, использовать еще и УП? Зачем терять время на формирование условной связи, когда можно сразу подкрепить правильное выполнение приема согласно старому доброму контрастному методу?» Отвечу. 

Итак, использование УП в сочетании с прочими средствами дрессировки позволяет:
   – поддерживать МОТИВАЦИЮ собаки на высоком уровне, превращая ПИЩЕДОБЫВАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ в несложную, но веселую ИГРУ;
   – довольно долго поддерживать КОНЦЕНТРАЦИЮ собаки на должном уровне, чего бывает трудно достичь в «классическом» контрастном методе;
   – ТОЧЕЧНО подкрепить выполнение навыка именно в той точке или фазе поведения, которая вам кажется правильной – например, при выполнении команды «Сидеть!» собака садится максимально близко от ваших ног;
   – начать безболезненное обучение щенка с максимально РАННЕГО возраста. Я начал занятия со своим псом Горкой, когда ему было 40 дней – т. е. с его первого дня у нас дома. Теоретически, можно начинать и раньше – с того момента, как щенки приучаются есть самостоятельно;
   – подкреплять выполнение элемента кусочком пищи несколько ПОЗЖЕ условного сигнала-подкрепления – от этого его эффективность не снижается;
   – дрессировать и взрослых собак, ИСПОРЧЕННЫХ предыдущей дрессировкой, – например, чересчур «задавленных».

 

DSC_0638.jpg
Во время дрессировки с применением УП собака постоянно сохраняет высокую концентрацию.

Единственный вариант, когда не стоит сразу пробовать использовать УП, – это частный случай, когда предстоит работать со злобной собакой (типа агрессивного экземпляра среднеазиатской, южнорусской, кавказской овчарок или ротвейлера), которая может цапнуть вас в ответ на протянутое лакомство. Однако если у собаки означенной породы пищевая мотивация не трансформируется в агрессию, то и с ней можно работать, применяя УП, и даже очень эффективно.

 

Из личной практики
Обязательно ли в качестве УП использовать щелчок кликера? Вовсе нет. Как сказано выше, условный сигнал может быть подан любым доступным вам способом и любым предметом или, в чем нас убедил В. С. Варлаков, использовавший УП еще ДО изобретения кликера, любой частью тела – например, цокая языком. Главное, чтобы сигнал был однотипным и за его подачей обязательно – но не обязательно в ту же секунду – следовало бы лакомство. 

 

DSC_0788.jpg
УП позволяет подкреплять собаку в нужный момент и в любой фазе движения. Например, собаку можно научить сохранять равновесие на «гребне» барьера. 

Итак, если я вас убедил, то для начала – несколько советов из моей личной практики. 

Формирование условной связи «сигнал–еда» лучше начинать с голодной, высоко мотивированной на зарабатывание пищи собакой.

Кусочки еды должны быть небольшими, чтобы не тратить время на их пережевывание животным. 

На первых порах, подав условный сигнал, сразу же давайте собаке кусочек еды.  Добившись характерной реакции собаки на сигнал (внимательный взгляд, движение ушами и т. д.), давайте пищу не сразу, а с некоторой паузой. Старайтесь, чтобы пауза была разной по времени, но на первых порах не более 4–5 секунд.

Не бойтесь «подсказывать» собаке руками, в том числе с помощью легких воздействий. Собаке можно помочь и поводком с ошейником. 

Четко определите момент, в который будет следовать подкрепление, идите от простого к сложному, не требуйте от собаки сразу слишком многого.

Не забывайте хвалить животное, ведь акустический контакт с собакой – важный компонент для формирования связи между вами, а похвала – необходимая составляющая поддержания положительного эмоционального фона на занятии.

 

DSC_0677.jpg
Для собаки дрессировка с УП – веселая игра, а не работа.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:29

Иван Затевахин
Главный редактор журнала «Мой друг собака» и портала, телеведущий, академик телевидения, кандидат б.н.
Основные команды послушания и кликер для начинающих

Фото Дмитрий Есич

 

Общие правила и периоды обучения
Общее правило для освоения всех без исключения новых навыков: начальное обучение следует проводить в знакомом для собаки месте, с минимальным количеством отвлекающих факторов. 

К основным командам послушания относятся «Сидеть!», «Лежать!», «Стоять!», «Место!», «Рядом!» и команда, которой вы подзываете собаку. Конечно же, необходимо и правильно тренировать эти команды в комплексе: «Сидеть!», «Лежать!» и «Стоять!»; «Ко мне!» и «Сидеть!»; «Лежать» и «Место!»; «Место!» и «Ко мне!»; и все статические команды в комплексе с командой «Место!» и, как ни странно, с командой «Рядом!». 

Но в этой части, для простоты, мы рассмотрим, как можно использовать условные подкрепления с помощью кликера, отрабатывая команды «Сидеть!», «Лежать!» и «Стоять!». 

Обучение делится на три периода. 
​   1. Формирование — когда подкрепляется каждое правильное выполнение приема.
​   2. Закрепление — когда выполнение приема подкрепляется в произвольном, так называемом варьируемом режиме (т. е. не каждый раз), что чрезвычайно эффективно для закрепления навыка, поскольку усиливает заинтересованность и концентрацию собаки. 
   3. Автоматизация – когда выполнение приема подкрепляется все реже и вводятся чуть более строгие элементы контроля при помощи различных средств дрессировки – поводка, ошейника и т. д.


Замечу, что для меня формирование навыка не заканчивается его моментальным выполнением собакой. Я считаю формирование законченным, когда собака по команде сохраняет положение до тех пор, пока вы не разрешили ей сделать обратное. 

 

Оперантный метод +
«Классический» оперантный подход к использованию кликера заключается в том, что тренер терпеливо ждет от собаки демонстрации элемента поведения (скажем, дожидается, когда пес сядет), а затем подкрепляет его в нужной фазе условным сигналом-подкреплением (УП). Я же, напротив, частично и очень дозированно использую реактивный, или, «по-старому», контрастный метод, при котором механические воздействия на собаку сочетаются с условным (положительным) подкреплением. Объясню почему. 

Дело в том, что собака — не дельфин. Она, как правило, не живет изолированно от остального мира, поэтому, опять-таки как правило, для нее дрессировка, в отличие от дельфина, живущего в достаточно однообразных условиях дельфинария, — не единственное «светлое пятно» в жизни. Поэтому для собак чисто «кликерная» работа не всегда самая эффективная и быстрая. И я считаю,  что метод использования положительных УП  вполне может сочетаться с другими механизмами и средствами воздействия на собаку — особенно на стадии закрепления и автоматизации.

 

Хвалите собаку!
Отработка основных команд послушания достаточно часто освещалась различными пособиями, поэтому я не буду очень подробно ее описывать, а сделаю акцент на том, как я использую УП при формировании и закреплении навыка.

Важно также отметить, что на этапе формирования, как правило, следует пользоваться так называемым методом последовательного приближения, т. е. по возможности разбить элемент на множество мелких и приучать к ним собаку последовательно, не требуя выполнить команду сразу в «нормативном» виде.

И не забывайте хвалить вашего питомца в случае успешного выполнения приема — для собаки это очень важно!

 

Кличка
Как правило, обучение щенка начинают с приучения к кличке, затем приступают к простейшим командам. 

Итак, вы уже выработали у щенка условную связь «щелчок — кусочек еды» по схеме, описанной ранее. Теперь можно переходить к более сложным вещам. И не забывайте, что за каждым щелчком следует кусочек пищи, в тот же момент или немного погодя, но — обязательно! 

Собака должна быть достаточно мотивированной и, поскольку мы работаем с пищевым подкреплением, — голодной, но не слишком! Некоторым собакам сильный голод буквально «сносит крышу», они слишком возбуждаются и работать с ними становится трудно. Тут универсальных рецептов нет — оптимальный уровень мотивации вы найдете на практике, если, разумеется, таковая будет! 

Итак, начнем с клички. Тут все просто. Выработав у собаки условную связь «щелчок — подкрепление», можно практически одновременно начинать окликать щенка по имени. Как только щенок посмотрит вам в глаза, нужно подкрепить его щелчком, после которого всегда следует дать ему лакомство. Ключевой момент здесь — щелчок в тот миг, когда ваши взгляды пересекутся.

Через какое-то время вводите варьируемый режим подкрепления, ну,  а дальше... Как правило, собаку окликают «по имени» перед подачей какой-нибудь команды (типа — внимание, работа началась!), а нередко и вместо, так что какой режим подкрепления вы будете использовать в дальнейшем — жизнь 
покажет.

 

«Сидеть!» – «Лежать!» – «Стоять!»
Идем дальше. Команды «Сидеть!», «Лежать!» и «Стоять!». Для удобства начинающих я разбил процесс обучения на сессии, но на практике собака может освоить прием значительно быстрее, нежели на бумаге, тем более, как я писал ранее, основные навыки необходимо тренировать  в комплексе. Следует также помнить, что скорость обучения очень индивидуальна и зависит от способностей двух участников процесса — собаки и ее тренера.  

С какого-то момента удобно отрабатывать основные навыки в таком месте, в котором возможности собаки перемещаться в пространстве будут ограничены — например, на подиуме, как показано на фотографиях. 
Делайте перерывы в каждой сессии после 3–4 успешных повторов каждого навыка. В перерывах (минут 5–6) играйте с собакой, хвалите ее.

 

СЕССИЯ ПЕРВАЯ

Команда «Сидеть!»
Вариант 1


Зажмите лакомство в левой руке. Дождитесь, когда собака окажется около вас, или возьмите ее заранее на поводок. Окликните собаку. Подкрепите взгляд щелчком. Привлеките внимание собаки к руке, в которой зажат кусочек, для чего руку можно поднести непосредственно к собачьему носу.

Подайте команду «Сидеть!» и медленно, по полукругу, заведите собаке лакомство за голову. Не держите руку с лакомством слишком далеко от носа собаки и не двигайте рукой слишком быстро. Торопиться в дрессировке не следует! Задирая голову и следуя за лакомством, собака сядет. В то же время, когда собака коснется поверхности «пятой точкой», щелкайте кликером. Это самый важный момент: касание – щелчок! Затем давайте лакомство. Повторите прием несколько раз, и через какое-то время собака начнет по команде «Сидеть!» «забивать гвоздики» задом.

 

DSC_0728.jpg

 

Вариант 2

Чисто технически он более сложен для новичков. Поэтому для начала обязательно (!) следует попрактиковать работу кликером в манере, описываемой ниже, разучивая с помощью УП клички собаки. 

Зажимаем лакомство между указательным и большим пальцами. Кликер держим той же рукой. Нажатие на кнопку выполняем безымянным пальцем. 

Окликаем собаку, ловим ее взгляд и, дождавшись, когда она окажется около вас, левую руку кладем ей на круп, а правой, с зажатым в ней кликером и лакомством, совершаем движение рукой так, как это описано в первом варианте. Левой рукой контролируем посадку собаки, не даем ей возможность привставать на задних лапах. Разрешаем собаке прекратить выполнение навыка («Свободен!», «Гуляй!» и т. д.), радуемся, хвалим – именно в таком порядке. 

 

DSC_0880.jpg

Если у вас получилось с командой «Сидеть!», вы не «запутались» в руках, кликере и лакомстве, можете приступить к разучиванию команд «Стоять!» и «Лежать!».

 

Команда «Лежать!»
Лакомство (пара кусочков) зажато в руке с кликером, так же как и в случае с командой «Сидеть!». Подайте команду «Сидеть!». Щелкните кликером, когда собака сядет. Дайте лакомство. 

Далее, продолжая контролировать левой рукой круп собаки (правая с лакомством и кликером должна находиться очень близко, практически вплотную к собачьему носу), подайте команду «Лежать!», медленно и плавно сделайте полукруглое движение правой рукой вниз, к лапам собаки, чуть вытягивая ее на себя и вниз. Следуя за лакомством, собака ляжет. В момент плотного касания локтями земли немедленно щелкаем, затем – подкрепляем, далее разрешаем собаке прекратить выполнение навыка («Свободен!», «Гуляй!» и т. д.), радуемся, хвалим. 

 

DSC_0876.jpg

 

Команда «Стоять!»
Лакомство (пара кусочков) зажато в руке с кликером, так же как и в случае с командой «Сидеть!» и «Лежать!». Мне удобнее первый раз объяснить именно сидящей собаке, что по команде «Стоять!» она должна встать. Поэтому сначала подайте команду «Сидеть!». Щелкните кликером, когда собака сядет. Дайте лакомство. Далее, левую руку с крупа опустите собаке под живот. Правая с лакомством и кликером должна находиться очень близко, практически вплотную к собачьему носу. 

 

DSC_0891.jpg

Подайте команду «Стоять!» и легонько подтолкните собаку левой рукой под живот вертикально вверх. Правая при этом должна находиться статично перед носом. В момент, когда собака встанет, незамедлительно щелкайте. Затем подкрепите, далее разрешите собаке прекратить выполнение навыка («Свободен!», «Гуляй!» и т. д.), порадуйтесь за нее, похвалите. 

Итак, что самое главное на этом этапе формирования навыка? Самое главное — щелчок точно в момент его выполнения.

Внимание! Повторив прием 3–4 раза, займитесь чем-нибудь другим, поиграйте 5–6 минут с собакой и повторите пройденное. Не забывайте каждый раз хвалить ее.

Попробуйте чередовать подачу команд из разных положений, не забывая точечно щелкать и контролировать собаку левой и правой руками так, как это описано выше. Промежуток между сессиями в среднем лучше сделать не менее полутора часов, но не больше суток — все зависит от наличия у вас времени и возможностей собаки. 

На этом я бы закончил первую сессию.

 

СЕССИЯ ВТОРАЯ

Вторую сессию обязательно начните с повторения пройденного.

Чередуйте выполнение навыков. Воздействие левой рукой постепенно уменьшайте до минимума. Постепенно уменьшайте амплитуду движения правой рукой, но щелкайте сразу после того, как собака займет нужное положение. Делайте движение правой рукой однообразным, напоминающим жестовую команду. По сути, это движение и будет для собаки дополнительным сигналом к выполнению команды. Обязательно «освобождайте» собаку от выполнения навыка другой командой или сигналом («Свободен!», «Гуляй!» и т. д.), радуйтесь, хвалите. Эта сессия включает от 3 до 4–5 «подходов» с паузами и посвящена ознакомлению собаки с командными жестами и ее «освобождению» от направляющих касаний руками. 

 

СЕССИЯ ТРЕТЬЯ

Третью сессию обязательно начните с повторения пройденного.

Сделайте все точно так же, как в шаге 2, но щелкайте не сразу, а с выдержкой: сначала посчитайте про себя: «Раз, два!» и щелкайте, потом – «Раз, два, три!» и щелкайте, и т. д., постепенно увеличивая выдержку. Внимание! Здесь снова вводим контроль левой рукой, если собака пытается изменить положение. Контролируйте собаку, но не увлекайтесь на первых порах увеличением времени выдержки. Главное здесь – чтобы собака меняла позу лишь после вашего разрешения («Свободен!», «Гуляй!»). 3–4 повтора, затем – небольшой перерыв.

Лакомство в руку не берем. Одновременно с подачей команды делаем короткий жест, напоминающий движение рукой с лакомством. Облегчаем собаке задачу, в случае промедления сразу легонько воздействуем левой рукой. На время забываем о выдержке. Щелкаем сразу после выполнения приема. Делаем 3–4 повтора, затем – небольшой перерыв.

Чередуем жестовые команды без голоса с жестовыми с голосом и голосовыми без жеста. Если собака не захочет сразу садиться без жеста, можно, подав команду, слегка надавить ей на круп. После выполнения команды сразу щелкайте. 

И каждый раз хвалим собаку! На этом третью сессию можно завершить.

 

СЕССИЯ ЧЕТВЕРТАЯ

Повторяем пройденное.

Подаем команду, но по выполнении сразу не щелкаем. Посчитав «Раз, два, три!», делаем полшага от собаки. Возвращаемся, сразу щелкаем, даем лакомство. Полшага в другом направлении – возвращение, щелчок – лакомство. Контролируем попытки собаки изменить позу, не торопимся. Постепенно отходим от собаки на все большее расстояние. Цель – добиться того, чтобы вы  могли пройтись перед собакой, выполняющей навык, по полукругу. Впоследствии этот элемент можно будет считать сформированным, если собака будет сохранять неподвижность, когда вы будете обходить ее по кругу в разных направлениях. 

 

DSC_0850.jpg


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:32

Иван Затевахин
Главный редактор журнала «Мой друг собака» и портала, телеведущий, академик телевидения, кандидат б.н.
Апортировка. Предварительное обучение

Фото Елена Затевахина

 

Общие соображения
Для начала — соображения самого общего порядка, о которых мы писали здесь.

Правильное обучение любому навыку делится на три периода. 
   1. Формирование — когда подкрепляется каждое правильное выполнение приёма.
   2. Закрепление — когда выполнение приёма подкрепляется в произвольном, так называемом варьируемом режиме (т.е. не каждый раз), что чрезвычайно эффективно для закрепления навыка, поскольку усиливает заинтересованность и концентрацию собаки. 
   3. Автоматизация — когда выполнение приёма подкрепляется всё реже и вводятся чуть более строгие элементы контроля при помощи различных средств дрессировки — поводка, ошейника и т.д.

Отдельно подчеркну, что для меня формирование навыка не завершается его моментальным выполнением собакой и таким же моментальным его прекращением. Я считаю выполнение навыка и его формирование законченным, когда собака по команде сохраняет положение до тех пор, пока вы не разрешили ей выйти из него. 

Важно также отметить, что на этапе формирования, как правило, следует пользоваться так называемым методом последовательного приближения, т.е. по возможности разбить элемент на множество мелких и приучать к ним собаку последовательно, не требуя выполнить команду сразу в «нормативном» виде.

Не забывайте хвалить вашего питомца в случае успешного выполнения приёма — для собаки это очень важно!

Начиная заниматься с собакой апортировкой, следует помнить, что, несмотря на видимую простоту и естественность (собаки, как правило, любят играть с предметами), это «сложный навык», т.е. навык, состоящий из нескольких элементов. Даже в самом простом варианте апортировка включает в себя следующие команды: «Схвати!», «Держи!», «Принеси!» и «Отдай!». 

Что касается «Схвати!», то все собаки не прочь схватить движущийся предмет — с той или иной степенью заинтересованности. По части «Держи!» — у многих представителей самых разных пород есть проблемы. Хотя следует особо отметить, что «рабочие линии» так называемых пользовательских пород не должны испытывать никаких затруднений при выполнении этих элементов. Дело в том, что главным критерием ранней диагностики щенков этих пород является как раз желание догнать, схватить и удерживать в зубах предмет. Всё вместе это называется комплексом преследования, который в форме игры у охотничьих собак оттачивает навык преследования и захвата добычи, а у служебных — преследования и захвата «злоумышленника». 

Особо отмечу, что обучение щенка апортировке следует начинать с самого раннего возраста. Для удобства начинающих я разбил процесс обучения на сессии, но на практике собака может освоить приём значительно быстрее, нежели в теории. Следует также помнить, что скорость обучения индивидуальна и зависит от способностей обоих участников процесса — собаки и её тренера. 

Начинать процесс обучения следует в хорошо знакомых щенку условиях — в доме или во дворе, где находится его вольер (если он живёт в вольере).

Замечу, что предварительное обучение не повредит даже собакам с выраженной склонностью к манипуляции предметами. Кроме того, в обучении собаки апортировке есть и другой смысл — питомец, умеющий играть со специальными предметами, как правило, не портит другие — обувь, мебель, технику и т.д. Но начнём по порядку. 

 

Предварительное обучение собак со слабым комплексом манипуляции предметами

Сессия первая
Если ваш щенок или, что хуже, взрослая собака не очень охотно играет с предметами, я рекомендую следующий способ, основанный на «пищедобывательном» поведенческом комплексе.

Он, возможно, потребует от вас терпения, потому что придётся формировать у собаки те способности, которых у неё нет от рождения.

Купите специальную игрушку, в которую можно положить лакомство, — так называемый кан. Игрушка должна быть такого размера, чтобы щенок или взрослый пёс мог взять его в пасть. 

Шаг 1
Перед тем как начать заполнять игрушку, подзовите питомца. Собака должна видеть процесс наполнения. Положите в игрушку лакомство — лучше сухой корм или любые другие кусочки, которые можно из неё вытряхнуть. Если в игрушке будет большая порция сытного корма, перед этим лучше не кормить собаку.

%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%
 

Шаг 2
Предложите кан питомцу — прокатите игрушку перед его носом. Через какое-то время начнётся процесс манипуляции — собака станет катать предмет, хватать его зубами, подбрасывать, жевать. Когда игрушка будет опустошена, набейте её снова. Для начала ограничьтесь одним наполнением, на следующий день можно повторить процесс дважды. Никогда не набивайте игрушку более трёх раз подряд. Потерпите какое-то время, не переходите к следующему этапу, дождитесь, пока игра с каном не превратится в регулярное и любимое занятие, а собака не будет уверенно «показывать» и предлагать вам пустой кан.

%D0%9F%D0%BE%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%

 

Сессия вторая
Она потребует от вас внимания и концентрации. Если ваш питомец заинтересованно играет с каном, активно манипулирует им, «показывает» его вам, можно переходить к следующему этапу. 

Шаг 3
Покажите пустой кан голодной собаке — привлеките её внимание к предмету словами «где игрушка?». Дождитесь, пока она не начнёт манипулировать каном — возьмёт его в пасть. Скомандуйте «Неси!» («Держи!»), одновременно отходя на шаг от собаки. Она сделает шаг вам навстречу. Если пёс выронит игрушку, поднимите её, покажите питомцу и опять бросьте себе под ноги. Когда собака поднимет кан, перехватите её и аккуратно извлеките предмет, скомандовав «Дай!». Наполните кан лакомством у собаки на глазах и верните его ей. Если четвероногий ученик быстро расправится с «набивкой» — повторите весь цикл ещё раз. На фоне хорошей мотивации (т.е. чувства голода) цикл можно повторить и в третий раз.

Таким образом, с собакой следует заниматься каждый день, и со временем она начнёт приносить вам кан безо всякой команды. 

Шаг 4
Когда собака принесёт вам пустой кан, возьмите его, отбросьте недалеко от себя и, указав на него рукой, скажите: «Держи!» или «Неси!». Когда питомец поднимет предмет, обязательно похвалите пса, заберите и снова наполните кан, вернув его в игру. 


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:38

Иван Затевахин
Главный редактор журнала «Мой друг собака» и портала, телеведущий, академик телевидения, кандидат б.н.
На родине полицейской дрессировки

Фото Елена Затевахина
 

Первоначально я хотел ограничить эту статью описанием чемпионата КНПВ-2014, явившего миру очередной пример феноменальной работоспособности нидерландских – фламандских овчарок (язык не поворачивается назвать эту национальную нидерландскую породу овчарок на французский манер «малинуа»). И это описание вы, дорогие читатели, обязательно прочтете ниже. Но в своем путешествии мы (Андрей Чаадаев, которого спортсменам-собаководам представлять не надо, моя жена Елена Затевахина, с некоторых пор фото-и видеолетописец кинологического спорта, и я, ваш покорный слуга) не ограничились Голландией и отправились в путешествие по историческим Южным Нидерландам, т. е. по территории исторической Фландрии, в наше время поделенной между собственно Нидерландами (Голландией), Бельгией и Францией. 

 

Бельгийская Фландрия

Нелишним будет напомнить, что именно Фландрия – родина всех видов современной полицейской дрессировки, именно здесь в 80-х годах XIX века первый в истории профессиональный тренер служебных собак Эдмон Мошерон демонстрировал вместе с безымянным помощником-декоем работу служебных собак: трех фламандских овчарок (тогда они назывались именно так) Дакса, Ника и Мисс. И именно здесь, в Генте, Эрнст Ван Веземаль, комиссар местной полиции, находясь под впечатлением выступлений Мошерона и его последователей, создает в 1888 году службу полицейских собак. И уже в марте 1899 года три первые полицейские собаки заступают на службу. Кстати, Ван Веземаль написал первый учебник о работе полицейских собак. Немногим позже, неподалеку от Брюсселя, в старинном фламандском городке Мехелене, в 1903 году прошли первые соревнования по ринг-спорту. Именно из этих состязаний выросли все современные ринги, включая Французский и, конечно, мондио (глобал) ринг.

294510_1822531776754_2445278_n.jpg

294510_1822531736753_7243496_n.jpg

1621947_10200853554894865_1060536175_n.j

227261_1598230929373_4382859_n.jpg

С тех пор породу лучших полицейских собак в мире фламандцы, голландцы и весь остальной германоязычный мир называют мехеларами (мехельше хердерхонде), а остальной мир – малинуа, ибо под таким названием, благодаря интригам франкоязычных кинологов, порода была описана и записана в различных регистрационных книгах, в том числе FCI.

Мы, конечно, заехали в Гент и так были потрясены красотой этого старинного города, что не сразу вспомнили, что находимся в родном городе полицейской дрессировки и ринг-спорта. Любой, кто побывал в этом старинном городе, с подчеркнуто бережным отношением к старине, не может не восхищаться невероятной красотой его каналов, старинных зданий и огромных действующих вот уже минимум семь-восемь сотен лет соборов и церквей.
 

DSC05370.jpg

cp_DSC05386.jpg

DSC05439.jpg

DSC05435.jpg

DSC05412.jpg


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:41

Побывали мы и на состязаниях по Бельгийскому рингу третьей, начальной ступени, очередной раз отметив для себя плотнейшую «хваточную» работу бельгийских собак:

 


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:43

Надо заметить, что такое «трепетное» отношение к качеству хватки нашему коллективу очень импонирует: мы и сами традиционно уделяем этому элементу огромное внимание. Напомню, что в первой редакции правил «Большого ринга» («папы» современного Большого и Русского рингов), которые писал автор этих строк, оценке качества хватки также уделялось большое внимание. Ну и, конечно, уровень бельгийских собак в который раз приятно порадовал. Нагрузка, давление на собак с помощью всевозможных отвлечений и предметов исключительная, но мы не увидели ни одной собаки, которую бы это давление смутило. Некоторые «шалили», но, так сказать, со знаком плюс – чрезмерно рвались в бой.
 

IMG_8531.jpg

IMG_8661.jpg

IMG_8663.jpg

IMG_8674.jpg

IMG_8691.jpg

IMG_8692.jpg

Очередной раз вызвала уважение работа собак в ударном наморднике на охране предмета. Несмотря на то, что это был чемпионат Бельгии (в версии NVBK) начального, третьего уровня, собаки мордами, закрытыми намордниками, «лупили» «вора» с такой силой, что его просто выбрасывало за пределы круга!

Сами соревнования проходили в атмосфере праздника и легкого карнавала, присущей именно фламандско-бельгийским состязаниям, поэтому анализировать увиденное особенно не хотелось. Площадкой «Де Боел Дог Сент-Рита», где проходили состязания, мы завершали наше путешествие, поэтому просто наслаждались увиденным. Но все же отмечу, что основную массу состязавшихся представляли собаки нидерландско-говорящей Фландрии.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 421 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 18 Март 2015 - 02:45

Франция – страна, где едят лягушек

В своем путешествии мы не миновали французскую часть Фландрии, окрестности Лилля (Рийзеля, по-фламандски) – судьбоносной для Французского ринга области, откуда с помощью хорошо известного поклонникам ринг-спорта Александра Шефа и его жены Татьяны нанесли визит расположенной в пригороде Парижа площадке столь же хорошо известного мастера Французского ринга, тренера, помощника и спортсмена Эрве Муванга.

Тут необходимо сделать небольшое отступление и напомнить, что самым знаменитым энтузиастом Французского ринга, человеком, который привел его в 70-х годах ХХ века к современному виду, был… бельгиец Леон Десталье (Destailleur), тренер и заводчик фламандских (бельгийских) овчарок. Родился Десталье в Мускроне, расположенном на границе Валонии (франкоговорящей части Бельгии), Фландрии (нидерландскоговорящей части Бельгии и родины ринг-спорта) и Франции, что во многом определило его судьбу. С детства Леон увлекся ринг-спортом (Бельгийским рингом), отличительной чертой которого (как, впрочем, и его родственника, нидерландского КНПВ), в отличие от немецкого шутцхунда, была постановка хватки не только в руку, но и в ногу. Свой поход в историю кинологического спорта Десталье начал 1946 году с сукой породы фламандская овчарка – так тогда принято было называть малинуа (мехеларов). Забегая вперед, заметим, что во Франции до Десталье для полицейской дрессировки использовали немецких овчарок, которых, согласно незыблемому порядку, ставили строго на руку. Десталье же считал, что фламандские овчарки генетически приспособлены кусать «злодея» не только за руку, но и за ногу, как принято делать в Бельгийском ринге. Эту новацию он позднее перенес на французскую почву, отбирая собак, готовых работать именно таким образом.
 

ds1.jpg
Леон Десталье.

Примечательно, что повернуться в сторону Франции бельгийца Десталье заставили два обстоятельства. Первое – Валлония в мире Бельгийского ринга была глубокой провинцией, и второе обстоятельство – хорошо знакомые кинологам нашей страны дрязги. В данном случае, в 1962 году они привели к образованию аж четырех конкурирующих организаций, наиболее «правильной» (т.е. профессиональной) из которых была образованная в провинции Антверпен NVBK, на начальном этапе – чисто фламандская организация, в которой говорили на нидерландском (фламандском) языке.

NVBK установила собственные правила испытаний Бельгийского ринга и критерии их оценки. Валлонец Десталье, как говорится, не захотел вписываться в эту систему, поэтому и перенес свою деятельность из Бельгии во Францию. Далеко ехать ему не пришлось, ибо Ваттрело́ – коммуна во Франции, расположенная в округе Лилль, находится буквально в двух шагах от родного Дестайле Мускрона.

Как считается, именно это событие положило начало современному развитию Французского ринга. Бельгиец Десталье, однако, принципиально разошелся с бывшими коллегами из NVBK по одному важнейшему поводу – манере работы помощника. Суть отличий заключалось прежде всего в том, что, по Десталье, помощник должен создавать помехи собаке, прежде всего, уворачиваясь от нее. Бельгийцы же предпочитают проверять собаку с помощью различных отвлечений, «пугалок». Для того, чтобы усложнить помощнику жизнь, собака – и это правило перешло из Бельгийского ринга во Французcкий – в свою очередь, должна хватать его за то, за что ей удобнее схватить в данный момент (за руку или ногу – неважно). Напомним, что доминировавшие во Франции «немцы» обучались работать «по верху» в руку, поэтому верткие бельгийцы, способные хватать помощника за ногу, произвели настоящую революцию. Десталье всячески пропагандировал свою трактовку подхода к проверке работоспособности собак, писал статьи в кинологические издания, щедро делился опытом с французами, потянувшимися на север страны, чтобы посмотреть на диковинные испытания. Надо заметить, что Десталье крупно повезло: его новации счастливым образом совпали с революционным появлением современных материалов, из которых стали шить костюмы для ринг-спорта. И в 70-х годах ХХ века Французский ринг уже был сложившейся спортивной дисциплиной.

Конечно, мы не могли не познакомиться с самым молодым из классических видов ринг-спорта – Французским рингом и, главное, с манерой работы помощников. Тут, конечно, был чисто профессиональный интерес: когда-то одним из видов заработка для меня и позже Андрея Чаадаева было проведение проверок рабочих качеств собак. Причем в отличие от французских коллег вплоть до середины 90-х годов нам приходилось уворачиваться, обманывать и «пугать» собак в одном лишь, сшитом из пожарных шлангов, рукаве, спрятанном под одеждой. Эрве Муванга по отзывам коллег – большой мастер трюков и уверток, хотелось посмотреть на него, его технику, что называется, воочию.

Замечу, что в отличие от большинства наших коллег, которые ездят по семинарам зарубежных тренеров, мы, может быть, в силу образования, не ждали от французских коллег открытия «сокровенной истины» в плане подхода к дрессировочному процессу, каких-то новаторских методик. Нам прежде всего интересно было взглянуть именно на нюансы тренерской работы в конкретной дисциплине – Французском ринге. На отработку каких элементов французы обращают максимальное внимание, что для них важно, что второстепенно, какая манера работы собаки приветствуется, какая – нет. Интересно было посмотреть на собак местного разведения в деле именно с французскими помощниками. Собственно, высокий уровень малинуа (тут как раз франкоязычное название породы вполне оправдано) разведения Французского ринга нам был известен. В нашу страну собаки этой породы попадают, в том числе, и через Александра Шефа, который вместе с женой Татьяной помогал нам в организации этого визита, за что, пользуясь случаем, хочется выразить им признательность.

Нам хотелось сравнить «обрусевших» малинуа-французов с «аборигенами». Посмотреть на обучение французских полицейских собак. Ну, и, конечно, Андрею Чаадаеву, не только сильнейшему тренеру, но и лучшему на сегодняшний момент русскому ринговому фигуранту, пионеру костюмной работы в нашей стране, интересно было «сходить» под настоящих «ринговых» собак из Франции, поглядеть, «какой это Сухов».

Эрве Муванга оказался доброжелательным и компанейским парнем, абсолютно открытым, без «звездняка», работал с собаками ничего не скрывая, пояснял что-то, что считал важным, с помощью Татьяны, а потом любезно дал Андрею повозиться со своими собственными собаками. Конечно, глубоких выводов по одному дню делать не стоит, но бросалось в глаза, как тщательно отрабатывается техника контрприемов против уверток, плотность конвоирования собакой помощника, жесткое «позиционирование» собаки в определенных рамках требований к выполнению навыка. Последнее, пожалуй, следует подчеркнуть: жесткие рамки, «границы» навыка и концентрация собаки – с нашей точки зрения, фирменная черта Эрве Муванги как тренера.
 

%D0%BC%D1%83%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%

IMG_8521.jpg

%D1%8D%D1%80%D0%B2%D0%B5%20%D0%BC%D1%83%

IMG_8505.jpg

Мы не ждали от Эрве виртуозного использования оперантного метода а-ля Барт Беллон, поэтому применяемые им дрессировочные методы прогнозируемо нас не удивили – ну, положа руку на сердце, какими «примочками» коллеги могли поразить нас, людей, занимавшихся дрессировкой самых разных живых существ – от собак и кошек до попугаев и дельфинов? Ну и готовивших когда-то, согласно требованиям 80-х, кавказских овчарок к сдаче норм ОКД с апортировкой и прыжками через барьеры и шотландских овчарок колли к сдаче ЗКС? В этом, кстати, нет ничего удивительного – просто обстоятельства становления специалистов (их, кстати, немного) из российской дрессировочной школы вынуждал тренеров подстраиваться под каждую собаку индивидуально. Западная школа построена противоположным образом. Тут надо отметить, что превосходные по работоспособности французские собаки попросту не требовали никаких особых методических ухищрений. Они были исключительно заряжены на хватку – в одном случае помощника, в другом – «кусалки» с последующей возней. В ожидании подкрепления собаки способны были выдерживать почти неограниченные по объемам и силе механические воздействия. К слову замечу, одна из собак Эрве, которая в борьбе с Андреем была довольно сильно измотана и прокусила себе язык, тем не менее, раз за разом рвалась в бой.

Методы Эрве просты и очень эффективны в данных обстоятельствах (т. е. с собаками такого качества) – железный характер собак позволял ничего особо не выдумывать. Этого попросту не требовалось: «механикой» устанавливались рамки выполнения навыка, правильное выполнение которого подкреплялось хваткой. Все.

Работа Эрве произвела самое положительное впечатление. В его действиях чувствовалась продуманность, логика, а виртуозное владение собственным телом позволяло ему добиваться от собак именно того, что ему было нужно. В общем, наблюдение за процессом дрессировки у Эрве Муванга подтвердило наше убеждение, сложившееся под впечатлением от работы голландских тренеров: селекция собак в классических полицейских дисциплинах проходит еще на уровне дрессировки – до состязаний и высоких результатов «доживают» самые работоспособные и «непробиваемые» собаки.

Другой вывод, и это мое глубокое убеждение, кто бы что ни говорил, заключается в том, что слепое копирование увиденных нами методов в наших реалиях просто неприменимо. Для того, чтобы работать, как Эрве Муванга, надо, во-первых быть Эрве Муванга, а во-вторых, иметь собак соответствующего уровня. Иное дело – отдельные люди, которые имеют таких собак и готовят их к выступлениям на международном уровне. В этом случае систематические (подчеркнем это слово) тренировки с Эрве очень полезны. Так же, наверное, как и с другими классными специалистами в избранном виде спорта. Только лучшие могут показать вам нюансы дрессировки в данной дисциплине – это важнейшая вещь в спорте высоких достижений.

Как тренер для специализирующихся в мондио спортсменов Эрве хорош еще и тем, что очень доброжелателен и внимателен к помощникам. Маленькая деталь: Андрей приехал во Францию без костюма, и Эрве одолжил ему свой.
 

%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9%20%


  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

Copyright © 2017 GSDMOLDOVA.COM