Перейти к содержимому

GSDMOLDOVA.COM© 2012 - 2016.by neeo.
 

Фотография

Интересное о дрессировках


Сообщений в теме: 86

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:11

Керунг ДМЦ.

Стаью писал Фолкер Ридель,владелец одного из успешных питомников малинуа в Германии.
http://www.teutones.com/

Керунг ДМЦ(малинуа-клуба Германии).

100 лет Рингового спорта в Бельгии и Франции сделали из малинуа то,что представляет из себя эта порода сегодня.При этомдля разведения не использововался керунг .Сам Ринг селекиционировал –каких животных использовать в разведении,а каких нет.
Рентген не делался,поскольку де факто не было такой необходимости. Как говорит один из уважаемых проводников Барт Беллон-«если моя собака прыгает ежедневно 2.30 в высоту и 4.50 в длину и может это делать в возрасте пяти лет,мне не нужен рентген,мой пес здоров».
Теперь мое мнение: Что за 50 лет ШХ-спорт сделал из н/о и некоторых «пользовательских(рабочих)» пород ,несмотря на всякого рода добавленным алиби –керунгам и похожим вещам ? Давайте мы посмотрим на состояние дел: в собаках все больше обнаруживается недостаток рабочих качеств,проводники отчаянно ищут подходящих собак,которых они бы могли реализовать в спорте. Ведомства,которые держат служебных собак сомневаются уже публично в возможностях использования н/о и других пород в качестве служебных собак. Собаки в значительной степени имеют проблемы с двигательным аппаратом,синдромом Cauda Equina,дисплазией локтевых и тазобедренных суставов-это уже привычные вещи,с которыми вокруг сталкиваются проводники.

Давайте мы четко определимся:
ШХ-спорт в качестве предложенного селекционного инструмента оказался несостоятельным ни в плане здоровья,ни в плане психических пользовательских качеств собаки. Эта страшная езда под уклон началась много лет назад.Ринговый спорт в вышеназванных странах предотвращал это,не устанавливая в качестве отбраковки дополнительные селекционные критерии. И это работало.
До того,как в Франции начали крыть н/о с немецкими линиями,это была прочная,среднего роста пользовательская собака,которая составляла малинуа конкуренцию,и не в единичных случаях,а в массе.Число н/о на отборочных соревнованиях и чемпионатах в Ринговом спорте(ШХ-спортом занимались в незначительной степени) было даже больше,чем малинуа.Потом начался ажиотаж вокруг поголовья из страны происхождения-Германии.После применения селекционированных посредством ШХ-спорта животных(вначале также и по ошибке больших,красивых,»красных» собак,позже-собак рабочего разведения) очень быстро привело к тому,что н/о пропала за исключением единичных случаев из отборочных соревнований,не говоря уже о чемпионатах.Дисплазия начала встречатся так часто,что французский Клуб должен был начать делать снимки.За последние семь лет на чемпионат Франции по Рингу было квалифицировано 3 н/о,не смотря на то,что под давлением французского клуба н/о высоту барьера уменьшили с 2.50 до 2.30 м.
Когда малинуа появились в Германии в средине 80х годов-это была здоровая пользовательская порода,которая селекционировалась исключительно в Ринговом спорте.Был основан DMC(малинуа клуб Германии).Как это часто бывает во времена учреждения-было много работы и спешки.Должны были быть учреждены комиссии,разработаны правила разведения,ДМЦ нужно было дать статус клуба.Важными вехами для ДМЦ как для породного союза естественно является правила допуска к разведению и керунг.Однозначной целью было для всех сохранить малинуа с качествами,о которых мы знаем из стран,где используются Ринговые нормативы-это должна быть служебная,пользовательская и спортивная собака.Нужно отдавать себе отчет почему порода малинуа такова,какова она есть-Ринговый спорт селекционировал эту породу более ста лет. И тут вдруг Ринговый спорт в качестве селекционного инструмента перестал использоваться. В Германии он был неизвестен и не принимался во внимание.
Происходит кое-что важное-«зубры» ДМЦ сошлись на том,что ШХ-спорт не может служить селекционным интсрументом. Ужасное положение дел в других породах было отчетливо видно. Общепринятый керунг тех времен даже не обсуждался. Должно быть что-то новое,в противном случае пользовательская порода будет обречена на погибель. Защитная служба,проверка защитных качеств-это понятно,это должно проверяться и в этом все были солидарны. Но ведь есть еще и другие важные вещи:социальное поведение,игровой инстинкт,добычный, крепость НС,стайный инстинкт,мужество,способность к обучению и т.д. Как можно это все охватить одним махом? Решено было идти совершенно новым путем:
1). Прочь с тренировочных площадок! Проверка должна происходить на нейтральной территории для того,чтобы собака не приходила в соответствующее «рабочее» состояние из-за того,что находиться на площадке. Было четко обозначено,что проверка должна происходить «на природе»-где-нибудь на лугу или в поле,на лесной дороге и т.д.Это уже был серьезный шаг.
2).Прочь от схемы!Приблизительная последовательность проверки была утверждена,но все сошлись на том,что каждое испытание в деталях,в ньюансах может и должно выглядеть по другому . Если к примеру проверяется собака в части « необычные акустические раздражители»,то это не обязательно всегда сигнал-это может быть работающая газонокосилка, «бусы» из банок,какой-нибудь работающий агрегат,гора канистр с камешками внутри или что-то в этом роде.Повторение раздражителей на проверках в любом случае нужно избегать.
3).Проверка защитных качеств должна проходить всегда в конце программы,когда собаки были нагружены предшествующими ситуациями(проверка игры и добычного инстинкта ; необычные акустические и оптические раздражители,стайный инстинкт,социальное поведение и т.д.). После этого можно увидеть- сущность собаки,в каком состоянии ее нервы. Может ли она предотвратить атаку из кустов ,к примеру. После этого следовало еще задержание в форме проверки на мужество с последующей охраной.
Эта проверка ,которая была названа ЦТП ,опиралась на исследования психики животных доктора Менцеля и профессора Бодингбауэра.
Все также на 100% были согласны в том,что вступили на неизведанную землю,и никто не знал,что случиться,если будет большой процент брака,не прийдется ли притормозить,ослабив требования при проверке.Вобщем,в любом случае не требования ЦТП должны подходить качеству собак,а качество собак должно постепенно приближаться к тому,чтобы подходить к требованиям проверки.
В завершении решили,что собаки,которых хотят использовать в разведении,должны проходить проверку на дисплазию посредством рентгена,поскольку не было возможности селекционировать собак с точки зрения здоровья Ринговым спортом. Допускаются к разведению собаки с оценкой А и В. Собаки с оценкой С –плембрак.
Также необходимо получить племенную оценку мин. «хорошо». В большинстве стран таких как Австрия,Шейцария,Дания,Швеция и т.д. для малинуа требуется мин. «оч.хор» для допуска в разведение.
Для того,чтобы пройти ЦТП,кандидат должен был во всех разделах получить оценочные цифры 3 ,в разделе «поведение» мин. 3 или 7.
Это было удачное начало. Большинство проводников признали смысл этой системы .
Процент отбраковки был примерно от20 до 40 процентов. Генетическая база оставалась маленькой и росла медленно.
В 1990 г. последовал следующий шаг-введение керунга.
Основная мысль-выделить тех собак,которые существенно по качеству стоят далеко впереди от «середнячков» .На этом керунге в форме небольшого послушания проверяется по критериям ШХ управляемость и темперамент. После этого на открытой территории производится жестское нападение с сильными ударами стеком с одновременным длительным теснением.После этого производится посыл собаки на помощника ,при этом путь прегражден барьером,который затрудняет собаке кратчайший путь к помощнику.
Если собака оббегает этот барьер или не может его преодолеть-то она не проходит керунг.(примеч-барьер этот не особо высокий,выстроен в линию из подручных средств). После укуса собака нагружается бамбуковым стеком-трещеткой(такой,который используется в франц. Ринге). После этого упражнения следует посыл собаки на помощника в защитном костюме,который забегает в палатку,крытый прицеп и или что-то в этом роде. При этом он перед укусом бросает в собаку предметы,которыми он пытается испугать собаку и защищаться ими от нанесения хватки.В качестве дополнительного раздражителя применяются еще и шумовые эффекты.
Но чего будут стоить эти все правила,если кермастер или помощник будут ими частично или полностью пренебрегать? Такой опыт ведь уже был в немецком собаководстве.Решили сделать так: на мероприятии должно быть два помощника,главная задача которых прогнать собаку и безкомпромисно раскрывать все слабости собаки. Если помощник работает поддаваясь-кермастер тут же меняет его. Кермастеру разрешено давать керунг только собакам,далеко стоящим по качеству характера от среднего уровня.Собака проходит керунг при получении оценочной цифры во всех разделах 4 (обратите внимание-при ЦТП-мин.3),для раздела «характер»-мин. 4 или 6.
Допусковые требования для этого керунга-ЦТП,ШХ-3 у кобелей и ШХ-1 у сук,племенная оценка мин. «оч.хор». О племенной целесообразности этой экстремальной проверки в кругах дискутировали с самого начала,но вот что интересно-такие выдающиеся производители как Saskia Löwenfels, Oskar Löwenfels и Kolos des deux Pottois прошли этот керунг.Этот керунг кермастера и помощники проводили с большой ответственностью.В этом можно убедиться по результатам-более чем за 13 лет (представьте себе-в среднем за год только по три собаки) на керунг выставили примерно 35-40 собак,пройти его смогли примерно 18 особей, половины из которых уже нет в живых.
Уважение к этому керунгу было огромным. Он всегда был событием и на него сьезжались люди со всей Германии.Зрителей собиралось в таком количестве как на земельных отборочных соревнованиях. Припоминается мне один керунг,на который приехало 250-300 людей со всей округи. Выставлено на керунг было 5 собак,из которых ни одна его не прошла. Зрители разъехались по домам так и не увидев собаку с керунгом ДМЦ.
Но требования не ослаблялись и не изменялись.ЦТП,на который регистрировалось 98% собак-это стабильный фундамент. Керунг - для сливок популяции,где демонстрировались возможности малинуа в эктремальных условиях.
Так продолжалось до 1997г. Титулы победителей и успехи на чемпионатах,которые в полной мере обрушились на породу-это было ,приятно и радостно,но для разведения эти все титулы играли второстепенную роль.
Потом был переломный момент. Из-за проблем с бойцовскими собаками и вытекающими отсюда соответствующими предписаниями по этому поводу,ДМЦ решает реагировать быстро и незамедлительно,переделывая общую систему допуска к разведению.Хотелось проблемы,которые обрушивались на головы собаководов в связи с создавшейся ситуацией и запланированными акциями встретить на передовой,во всеоружии .Было решено включить для допуска в разведение проверку характера,которую собака должна была пройти прежде,чем ее допускали к керунгу.Проверка характера была построена таким образом:социальное поведение,уверенность в себе,поведение в окружающей обстановке при наличии оптических и акустических раздражителей.игровой инстинкт и инстинкт добычи,а также отношения между собакой и проводником проверялись в большом изобилии. Основной акцент-социальное поведение и поведение в окружающей среде.Главное,чтобы собаку увидеть и оценить ее поведение в нормальной и(это важно) в стрессовой обстановке .Собаки, с недостаточной социализацией и проблемами в поведении в окружающей обстановке,а также трусливые собаки не проходят этот экзамен. Результат формулируется в баллах(нужно набрать для прохождения проверки 61 балл) и судья квалифицирует характер собак по оценочной системе ДМЦ.Эти оценки однако имеют значение только при керунге,который проходит позже и служат для кермастера точкой опоры. Собаки,которые на момент проверки были старше 15 мес. и провалили ее-повторно не допускаются и автоматически выбывают из разведения. Остальные качества -такие как защита,качество хвата,скорость,твердость и т.д. на этом экзамене не проверяется. Для этого был создан новый керунг 1-3.
Требования к допуску для прохождения керунга-оценка не ниже «хорошо»,HD А или В,и пройденная проверка характера.
Керунг 3-не что иное как уже существовавший перед этим керунг ДМЦ-выбор элиты на добровольной основе.
В керунге 1-2 предусмотрено следующее: каждая собака полностью оценивается в один заход.Начинается с приветствия,потом следует укладка собаки в группе людей .Затем идут промеры и взвешивание собаки, ее классификация относительно оценочной модели действующей системы цифр ДМЦ-клуба.Сразу после этого начинается проверка послушания-движение рядом на поводке(для керунгов 2 и 3-без поводка),укладка с последующим подзывом и гладкая апортировка.После этого сразу же начинается защитная служба,естественно опять вне площадки-на поле,в лесу и т.д.Здесь ,в отличии от старого ЦТП имеются более сложные требования к защитной службе. Все упражнения такие же как и в керунге 3(а значит,как и в старом керунге ДМЦ),но фигуранты работают не так напористо, они больше ограничены в своих действиях и барьеры в упражнении менее сложные.Упражнения выглядят как и раннее: а)-нападение; б)-задержание через барьер,который состоит из тюков соломы,канистр,картонных коробок или же это водный канал,(в керунге 1 помощник оснащен мягким стеком,в керунге 2-бамбуковой трещеткой). с)-заключительный посыл в палатку,ангар или что-то похожее,где находиться помощник и пытается защищаться подручными средствами-канистрами с камешками внутри,мешком,набитым пластиковыми бутылками и т.д. В керунге 2 помощнику разрешено бросать также этими предметами в собаку. Работа помощников должна в керунгах 1 и2 также четко отличаться по напористости.
Добавилось также еще одно серьезное предписание:
1).Для керунга 2 собака должна иметь диплом норматива с защитным разделом(ФПГ,Фр. Ринг,Бельг. Ринг,Мондиоринг,КНПВ и т.д).
2).Каждая собака,которая старше 30 мес. ДОЛЖНА стартовать в керунге 2.Параметры требований в керунге 2 на порядок выше,чем в керунге 1.
Основание для таких мер: в ДМЦ считают,что собака в 30 мес. и старше (ведь на керунг приходят собаки и в 4-5 лет) психически и физически уже являются зрелыми и для них должны использоваться намного более высокие нагрузки,чем для собак в 18-20 мес.К тому же можно ожидать,что к этому возрасту(30 мес.) собака уже получила диплом по нормативу.Это самая радикальная мера,которую сделал ДМЦ,и которая вскорости показала результаты.Многие более взрослые собаки,которые до этого могли еще пройти ЦТП,а также с горем пополам сдать керунг 1,попроваливались и не попали больше в разведение. Этим строгим изменением и ужесточением допуска к племразведению ДМЦ сделал логический и последовательный,но также и рискованный шаг в следующее тысячелетие. Мы не знали,как будут развиваться события. Многие собаки,с которыми вовсе не хотели проходить керунг,записывали на добровольной основе на испытания по проверке характера. Это было,принимая во внимание местные правила содержания собак и ситуацию в целом по Германии, уже позитивным моментом.
Количество отсеяных собак на керунгах повысилось до 30-45%. Это рассматривалось в ДМЦ также как позитивное развитие,так как большинство считало,что для разведения нужно использовать только особенное качество. Я только хочу от себя добавить,что многих малинуа,которые успешно выступают на чемпионатах,и находяться в верху турнирных таблиц,не хотят подвергать стрессу на керунге.Также хотелось бы напомнить,что многие проводники считают,что им лучше (примеч. –в данном контексте-легче психологически) выступить на Чемпионате Германии или Чемпионате Мира,чем на керунге ДМЦ,поскольку там часто у собак оголяются нервы.Высокое качество выступления на чемпионатах не является для ДМЦ доказательством того,что этого достаточно,чтоб пускать собаку в разведение.
Вывод:
С 1985 г,с тех пор,как ввели ЦТП, в ДМЦ всегда считали,что ШХ-норматив не может приниматься во внимание как селекционный инструмент.Ни в одной пользовательской породе это не работало.
Благодаря столетней истории Рингового спорта мы имеем сейчас в Германии малинуа таковыми,какими мы их видим сейчас.И разведение происходило без каких-либо других селекционных инструментов,таких как керунг или что-то в этом роде. Эта система работает.
Благодаря созданию ЦТП создали селекционную программу с изменяющимися условиями при проверке.На то,что невозможно стандартизировать,сделали особый акцент. Керунг(читай ЦТП) выглядит совсем иначе в Гамбурге,чем в Мюнхене. Установлены только основные понятия. При проведении мероприятий не стремились к похожести в плане проведения,поскольку это не соответствовало бы философии керунга ДМЦ и соответственно всевозможные моменты.которые можно было бы тренировать последовательно упражнение за упражнением,обречены на провал.Те,кто ходатайствует за абсолютно одинаковую селекцию отбора,мотивируя это тем,что любая собака должна быть одинаково проверена в Гамбурге ли,в Мюнхене ли ,сами способствуют коррупции в разведении. Таким не место в ДМЦ.
Хорошее поведение в целом,адекватная социальная реакция и поведение в окружающей обстановке-это базовые предпосылки для прохождения испытания.
Для работы на керунге годятся только специально обученные посмощники. Если помощник имеет хорошую квалификацию для работы на чемпионатах-этого еще не достаточно для того,чтоб он работал на керунге.
Благодаря внедрению керунга образца 1997 г. была адаптация к элементам рингового спорта(прежде всего к Бельгийскому Рингу) в этой селекционной программе. Следствием этого было существенное поднятие требований.Благодаря добавлению проверки характера к керунгу достигли достаточной надежности в плане поведения собаки.

В ДМЦ и по сей день размыщляют,как бы «встроить» в кернуг упражнения,проверяющие физические данные и здоровье собаки. Нам не хватает прыжков из ринговых дисциплин. С другой стороны этого конечно же было бы недостаточно,если бы собаки прыгали такие барьеры только на керунге.В любом случае нам бы не хватало постоянных,ежедневных «ринговых» нагрузок. Здесь нужно договариваться,но не хватает пока идеи,которая бы всех «заразила».
Никогда нельзя быть довольным достигнутым. Всегда надо ставить под сомнение систему разведения. Постоянно.
Скептикам,которые считают,что малинуа может стать «модной» породой, я могу сказать следующее-на протяжении последних четырех лет в год выходило «на-гора» примерно одинаковое «смешное» кол-во щенков-400-420.

Почему? Все очень просто-отборочный «барьер» собак очень,очень высок.
И нам сопутсвовала всегда удача-никогда за красивого малинуа не платили названную сумму. Только за хорошего!!!

Я не утверждаю,что эта система керунга является панацеей,но она на сегодняшний день самая лучшая и самая честная из тех,которые я знал. К тому же она самая успешная.

Фолькер Ридель.
Перевод О. Рымарева.

http://belgians.forum24.ru/
  • 0



Кто читал эту тему? (Всего : 5) , Sindi vom Haus Milana, Охотник, neeo™, GAMBINO,

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:12

В сентябре немецкая федерация VDH приняла уже поправки к новым положениям по дрессировкам.

ФЦИ также примет эти поправки, начиная с 01.01.11. Решено систематизировать названия испытаний. А так же внесён новый облегченный вариант ИПО , где каждая страна в праве сама принимать его использование.
Итак:
IPO-BH аналог немецкого БХ, сидеть и лежать теперь с остановкой
IPO - ZTP на основе австрийского экзамена к племенному использованию
IPO-VO в принципе оказывается старая программа!!! которую будут достаточно активно внедрять в новом году.

IPO 1
IPO-2
IPO-3

IPO-FH 1 ( аналог ФХ-1)
IPO-FH 2 ( аналог ФХ-2)
IPO-FH 3 ( аналог ИПО-ФХ)

Облегченный вариант ИПО - это IPO-V (Vorstufe)

След: 200 шагов, 2 прямые, 1 угол, 1 вещь, давность 10 мин.
Послушание:
Хождение на поводке
без поводка
укладка и подзыв
апортировка на прямой
прыжок через барьер (80 cm)
Защита:
одно укрытие
облаивание
задержание при побеге
нападение на собаку
боковое конвоирование
  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:16

Koninklijke Nederlandse Politiehond Vereniging - систематическая подготовка собак для для непосредственного задержания преступника и охраны.

KNPV - система дрессировки и соревнований в Голландии по послушанию, аджилити и защите.

Различие Между Собаками Schutzhund и Собаками KNPV

Эд Фрaули. Copyright © 1998
перевод: А.Брейкин


Оба норматива появились в начале 1900-ых. Schutzhund и KNPV - большие европейские спортивные состязания собак. Schutzhund произошел в Германии, KNPV - в Голландии.
SchH был начат Максом ван Штефаницем, основателем породы немецкая овчарка. Он разработал норматив Schutzhund, который используется как инструмент селекционерами. Schutzhund предназначен, чтобы дать селекционеру возможность оценить рабочие качества собаки так, чтобы эта информация могла использоваться в программе разведения. Schutzhund был первоначально задуман и все еще является допусковым тестом для разведения. Но за последние годы он развился как спорт, появилась конкуренция, благодаря которой стало возможным отсматривать не только качество и уровень подготовки той или иной собаки, но и методики, которые использовал конкретный дрессировщик. Таким образом, сейчас мы имеем возможность выбирать наилучшие методы дрессировки для конкретной собаки конкретной породы.
KNPV известен как Королевский Голландский Полицейский Спорт Собаки. Может показаться, что подразумевается обучение полицейских собак, но это не совсем правильно. Собаки, обучаемые KNPV, не могут и не должны идти непосредственно в полицейскую работу. Спорт был первоначально разработан, чтобы обеспечить программу сертификации собак голландским правительством для гражданских жителей, чтобы обучать и присваивать квалификацию собакам, которые впоследствии могли бы быть востребованы голландской Полицией. До сих пор множество людей, которые обучаются KNPV, считают, что цель спорта состоит в том, чтобы подготовить собак, пригодных для прикладной работы. Многие из упражнений приближены к навыкам, которые необходимы для пользовательской собаки. Собака, имеющая сертификат KNPV, должна пройти 5 или 6 недель дополнительного обучения, чтобы быть готовой работать как полицейская служебная собака. За эти годы KNPV также развился в спорт, т.е. стал больше чем программа сертификации в Голландии. Много люди, занимающиеся продажей собак в этой стране, преднамеренно вводят в заблуждение людей и полицейские агентства, утверждая, что собаки, подготовленные как по программе Schutzhund, так и по программе KNPV, уже аттестованы для работы полицейскими служебными собаками просто потому, что они сдали экзамен по одному или другому нормативу. Но это не является правдой. Программа этих спортивных состязаний предусматривает обучение собаки кусать человека. Но в любом из этих видов спорта можно обучить собак кусать, исходя только из инстинкта добычи. Для того же, чтобы быть функциональной полицейской собакой, животное должно быть в состоянии работать, движимое как "инстинктом защиты", так и "инстинктом борьбы".
В Schutzhund собаки обучаются следовой работе. Стиль такой работы называют "работой по каждому отпечатку." Цель следовой работы Schutzhund состоит не только в том, чтобы учить собаку следовать по рисунку следа (что является простой задачей), но и в том, чтобы проверить способность тренеров обучать собаку следовать по траектории следа очень точно и на скорости, которая контролируется в соответствии с требованиями норматива. Собака должна идти по следу, но решающим фактором в этой работе является не столько нахождение его конца, сколько стиль, которым работает собака (медленный, методический, не выходя из следа больше, чем фут или два, и не идя под углом больше, чем длина тела). Довольно трудно обучать Schutzhund - собаку прорабатывать след таким способом. Ведь заставить собаку замедляться и действовать в соответствии с правилами, возможно лишь с помощью давления, т.е. работы на подчинение животного. Чрезмерное давление приводит к снижению мотивации, то есть собака начинает ненавидеть работу. Прохождение по следу хорошо обученной Shutzhund - собаки можно назвать "произведением искусства." Важно понять, что следовая работа в Schutzhund довольно сильно отличается от полицейской работы. Если собака была "НАУЧЕНА ПОД ПРЕССИНГОМ" для спортивной работы (что является обычным), то такая собака непригодна к реальному использованию для следовой работы в полиции. Полицейские предпочитают активных розыскных собак, обученных не под давлением. Такие собаки должны обучаться следовой работе через мотивацию, и прохождение следа на высокой скорости является частью этого обучения.
KNPV не имеет в своей программе никакой следовой работы (существует отдельный Сертификат следовой работы.) Одним из упражнений в KNPV является обыск местности в лесу, для нахождения маленьких предметов и поискa помощника. Такое упражнение может сослужить плохую службу для подготовки следовой собаки. Собака, которая вначале обучается обыскивать местность с высоко поднятым носом для улавливания запаха предмета или человека, практически никогда не может быть обучена как хорошая следовая собака, работающая по отпечаткам. Обучение следовой работе должно всегда предшествовать обучению обыску местности.
В Голландии, когда полицейские агентства покупают KNPV - собаку, животное должно сначала пройти отборочный тест, в котором проверяется мотивированность к следовой работе. Как только животное было отобрано, проходит не менее 6 недель обучения прежде, чем его допускают к работе на улице. Кроме того, голландские полицейские признают ограничения спортивной деятельности и обучают специальных розыскных собак для прикладной работы. Эти собаки практически никогда не имеют сертификата KNPV.
Защитная работа для Schutzhund имеет мало общего с полицейской работой. Требования к хватке в Schutzhund очень высоки. Требуется определенный уровень характера и мотивации, чтобы собака была в состоянии точно выполнить такие требования. Этот уровень мотивации довольно низок у собак, которые выдерживают экзамен по Schutzhund , так что это почти сводит к нулю ценность этого экзамена для такого селекционера, как я. Откровенно говоря, через надлежащее обучение, собаки могут легко быть аттестованы по Schutzhund, но эти же самые собаки и близко не могут подойти к прохождению отборочного теста на пригодность к полицейской работе. Когда собака аттестована по Schutzhund, судья высказывает свое мнение относительно того, какую "ХРАБРОСТЬ" собака показала в день экзамена. Оценка "выражено" является самой высокой. Проблема состоит в том, что 90 % судей Schutzhund не понимают истинную агрессию. Они не понимают мотивацию борьбы, и не желают допускать это. Собакам постоянно дают оценку "выражено", когда, фактически, они не заслуживают этого. Это очевидно, так как существует большое количество Schutzhund - собак, которые не имеют храбрости и твердости, чтобы использоваться в полицейской работе. Проблема состоит в том, что судьи путают "очень высокую мотивацию в добыче" с истинной агрессией.
Послушание в спорте Schutzhund также очень точно. Причем, более точно, чем необходимо для пользовательской собаки. Нет ничего неправильного в том, чтобы обучать собаку выполнять задания на этом уровне точности, поддерживая при этом значительный уровень мотивации, однако сделать это очень трудно. В большинстве случаев, при работе неопытного дрессировщика, собаки развивали некоторые проблемы характера. Они теряли мотивацию из-за слишком сильного принуждения, применяемого начинающими тренерами. С появлением хороших видео и книг, это становится намного меньшей проблемой, чем это было 15 лет назад.
В то время как спорт KNPV не требует того же самого уровня точности как Schutzhund, действительно кажется, что большинство голландских тренеров очень строги со своими собаками в работе по послушанию. Я думаю, что это из-за того, что у них не было необходимости пользоваться другими учебными методами, потому что многие из их малинуа (по крайней мере, отобранные для их спорта) имеют настолько сильную мотивацию, что они могут спокойно применять принуждение, не опасаясь угнетения собак.
В KNPV мы также видим много собак (даже на национальном уровне), которые сделаны на основе инстинкта добычи. Популярность спорта в стране привела к тому, что люди узнали недостатки Schutzhund и не желают принимать их. Эти люди думают, что KNPV - намного более трудный спорт, где выживают только сильнейшие. К сожалению, это не является верным. KNPV - замечательный спорт, если Вы имеете в виду, что это - "ТОЛЬКО СПОРТ". Я видел много собак KNPV, которые импортированы в США, которые кусают как аллигаторы, но имеют проблемы с нервами. Это делает их немного опасными в работе с точки зрения тренеров. Это проблема не является частой для немецких овчарок, но обычна для малинуа. Голландцы не должны быть обвинены в этом. Такие собаки почти всегда продаются по сниженным ценам (зачастую, 1/2 цены подготовленной собаки). Виноваты импортеры - американцы, которые пробуют сделать несколько дополнительных долларов за счет приобретения менее качественных собак.
Причина для увеличения количества занимающихся KNPV - отсутствие следовой работы и упражнения - своего рода забава (охрана вещи и защита тренера и т.д.). Некоторые люди, которые живут в городах, имеют проблемы при занятиях следовой работой, а некоторые люди просто очень не хотят ею заниматься (мне кажется, в это трудно поверить, потому что это - моя любимая дрессировка.) По-моему, KNPV был бы спортом № 1 в Америке сегодня, если бы он появился в нашей стране лет 25 назад, так как это сделал Schutzhund.
Я рекомендовал бы Schutzhund или KNPV любому заинтересованному в обучении Рабочих Собак. И Schutzhund и KNPV имеют положительное влияние на разведение Рабочих Собак в нашей стране. Именно из-за влияния этих спортивных состязаний, качество полицейских собак в Америке так повысилось. Как мне кажется, является ошибкой думать, что все собаки Schutzhund и KNPV могут стать полицейскими служебными собаками. Очень немногие из них имеют мотивацию и характер для работы. Что касается меня, лучшие собаки (кандидаты на патрульную работу) - молодые кобели, которые прошли начальное обучение в Schutzhund и KNPV (в стадии выработки хватки), но еще не прошедшие аттестацию. Если же взрослые аттестованные собаки приобретены как служебные, им необходимо длительное переучивание, чтобы исправить проблемы, вызванные спортивными тренерами, и повторно их запрограммировать, чтобы стало возможным использовать их в уличной работе.

С сайта http://www.prodog.ru/Frul.html
  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:17




  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:26

476x10000_1_0_0_0__var_www_zooinform.ru_

 

16.02.2014.
Ринги. Философия и эволюция правил

Иван Затевахин
Рисунки по фото Алены Поповой

 

Наверное, не стоит доказывать, что правила, по которым проводятся соревнования, определяют их суть и философию и в конечном итоге играют роль мощного фактора отбора, влияющего на формирование породы. Пример — соревнования по Бельгийскому Рингу, организованные по принципам, не изменявшимся более ста лет, сформировали сильнейшую на сегодняшний день полицейскую породу собак — малинуа.

Вообще же, рассуждая о принципах, можно сделать вывод, что все соревнования по комплексным видам кинологического спорта, включающим защитную службу, можно разделить на две основные условные категории.

К первой категории относятся виды, в которых качество выполнения навыка, его рисунок оценивают в заранее заданных условиях — прежде всего по формальным критериям.

Ко второй категории относятся виды, в которых условия проверки навыков меняются, а конкретный навык оценивают по стабильности его выполнения, несмотря на помехи (т.е. проверяется «глубина» его проработки). 

Если допустить сравнение с миром единоборств, то кинологические соревнования первой категории напоминают состязания по формальным упражнениям — ката, во время которых спортсмены демонстрируют заранее известные комбинации приемов без противодействия партнеров (в дзю-до и дзю-дзю-цу, к слову, ката выполняются с партнером, но без противодействия). Кинологические соревнования, отнесенные нами условно ко второй категории, больше похожи на смешанные единоборства, во время которых полученные навыки вы демонстрируете в противодействии с противником, старающимся вас обмануть и победить, т.е. в постоянно меняющихся условиях.

 

1. Классические виды
«Классический» отечественный вид ОКД-ЗКС, безусловно, относится к первой категории. Может быть, вследствие своей традиционности, а может, потому, что его развитием занимаются умные и профессиональные люди, правила этих состязаний прозрачны, хотя и (на чемпионатах Москвы и России-2010) предельно строги. Условия, в которых будет осуществляться проверка навыка, известны спортсменам заранее, и от соревнований к соревнованиям может меняться только площадка, на которой проходят состязания.

Понятно, что человеческий фактор в виде фигурантов может иной раз оказывать какое-то влияние на выступления четвероногих спортсменов и здесь. Но я всегда говорил, что хорошей собаке никакой фигурант не страшен. Правила ОКД-ЗКС предельно понятны, столь же ясны требования к рисунку выступления спортсменов – как четвероногих, так и их хозяев. Что можно, чего нельзя — все прописано.  

Конечно, и здесь есть над чем работать, но это по большому счету мелочи. Например, вызывает легкое сожаление, если можно так выразиться, «иповщина», проникшая в ЗКС в виде спортивных рукавов, да редукция — в данном случае упрощение и урезание некоторых нормативов, типа «конвоирование + обыскивание». Опять-таки охрану вещи хочется видеть в более современном (хорошо забытом старом) виде. Возвращаясь к снаряжению, скажу: мне кажется, от того, что фигуранты будут не в «ипошных» рукавах-«блямбах», а, допустим, в защитных костюмах, состязания только выиграют: возможности собаки на хватке увеличатся, а соответственно, и прием пса будет более разнообразным. 

Не хотелось бы превращения отечественных нормативов в «танцы с собаками» (для этого есть отдельный вид спорта), чем, на мой взгляд, грешит современное ИПО. 

figurant.jpg

В свою очередь, ИПО, вышедшее из шутцхунда (т.е., в переводе с немецкого, из «защитной собаки»), — популярный и общепризнанный кинологический вид спорта. Он также относится к состязаниям первой категории: условия выполнения навыков заданы раз и навсегда (разве что на «следе» они меняются по естественным причинам), требования к спортсмену и собаке прописаны заранее. Можно, конечно, и тут слегка побрюзжать, что в ИПО оценка манеры выступления собаки близка к абсурду (как тянет шею, как смотрит на спортсмена, в какой тональности лает и т.д.) и не имеет ничего общего с требованиями реальной защитной службы. Уместно вспомнить, откуда «родом» эти состязания, и для себя заметить, что тевтоны всегда отличались склонностью к шагистике и парадам. 

Но, так или иначе, в разной степени разумной достаточности в условно «классических» видах спорта в заданных заранее условиях по формальным, заранее описанным и строго регламентированным, критериям проверяется четкость выполнения каждого навыка. Чем четче будет рисунок выполнения элемента, чем ближе он к утвержденному регламенту, чем больше соответствует формальному описанию, тем больше у собаки шансов получить максимальные баллы.

 

2. Неоклассика
Сравнительно недавно в нашей стране с успехом стал развиваться мондьоринг. И тоже прежде всего из-за разумного подхода к организации соревнований. За сравнительно небольшой срок наши спортсмены (Ольга Аверина с замечательным Хромом) стали стабильно попадать в десятки и даже пятерки лучших как на монопородных, так и на полипородных состязаниях. У нас это новый, модный вид спорта, но на самом деле мондьоринг, если вести его родословную от Бельгийского Ринга и предшествующих ему состязаний полицейских собак Бельгии и Нидерландов, развивается с 90-х годов XIX века! Ему уже больше ста лет! 

Мондьоринг относится к видам спорта, в которых условия проверки навыка меняются. 

Что это значит? Это значит, что спортсмену заранее известно, что на соревнованиях по мондьорингу его питомцу предстоит продемонстрировать определенный набор навыков. А вот условия, в которых навыки будут проверять, ему неизвестны. По какому маршруту придется идти, что будет окружать проводника с собакой, какие провокации придумает судья и фигурант, спортсмен заранее не знает.  

figurant2.jpg

По набору упражнений мондьоринг (равно как и его прародители – западноевропейские Ринги) почти идентичен нормативу ОКД-ЗКС в «советской» версии и, безусловно, имеет общую с ним родословную.  Если выступления спортсменов в ОКД-ЗКС сделать сплошными, без разделения на послушание и защиту, а фигурантов переодеть в костюмы, то отечественную «классику» можно смело называть (по аналогии с мондьоригами «1», «2» и «3») «мондиорингом 0». На том лишь основании, что в ОКД-ЗКС навык проверяют в заданных условиях, а в мондьоринге условия проверки навыка меняются. Тут роль судьи и особенно фигуранта чрезвычайно важна. 

К слову, наши пионеры мондьоринга (прежде всего Ольга и Игорь Аверины, Анатолий Овсянников, Андрей Побуковский) поступили очень мудро, приглашая на внутрироссийские «разборки» зарубежных специалистов. В мондьоринге фигурант, заметив слабину собаки, обязательно ее «продавит». Вот крику-то будет, поступи так кто-нибудь из наших! «Моего «давил» — твоего нет!»; «Испортили собаку!». А с иностранцев, тем более с «гуру», «носителей истины», подозрения сняты заранее. Таков уж наш менталитет. 

Как же хорошо знакомы мне вопли «обиженных»! Вот тут пора переходить к анализу отечественных Рингов.

 

Индивидуальные проверки 80-х
Здесь следует напомнить, что отечественные Ринги вышли из неформальных состязаний собак дрессировочных школ, не входивших в систему ДОСААФ.

Если «копать» еще глубже, соревнованиям школ предшествовали платные проверки «частниками» площадочных, «досаафовских» собак с последующей «доводкой» не справившихся (а было их примерно 99,9%) до нужного уровня.  

Этим нехитрым, но опасным бизнесом занимался и автор этих строк. 

Смысл проверок заключался в том, что, по договоренности с владельцем, навыки собаки проверяли в усложненных условиях. Например, при проверке навыка задержания псу предлагали поработать на «скрытый» рукав или просто на рукав (тогда это было весомым усложнением, поскольку на площадке собак готовили на дрессировочный халат или — крайне редко — на громоздкий костюм старого образца). Усложнением считалась такая манера работы с четвероногим, как «увертки», пропуски собаки, отвлечения всевозможными предметами — от тряпки до жгута и теннисного мячика.

Необходимо напомнить, что в то время по ДОСААФовскому нормативу собака ни в коем случае не должна была плотно удерживать фигуранта хваткой, а, напротив, ей полагалось«перехватывать» его руки, а точнее, болтающиеся рукава халата на замахе. Массу времени «площадочные» инструкторы убивали на то, чтобы научить собаку действовать таким образом. Именно поэтому многие псы «кусались» формально. Замечу, что собак, близких по уровню мотивированности к нынешним рабочим малинуа, было раз два и обчелся, а равных им по способности «выключаться» по команде без потери желания работать и вовсе не было.

Кстати, во время проверок использовали и такой, тогда не ведомый широкой общественности, норматив, как «лобовая атака». В массовом порядке собак впервые испытывали «лобовой атакой» на проверке, организованной Валерием Варлаковым во время выставки собак в городе Пушкине в 1987 году. Проверку проводили автор этих строк и дрессировщик Игорь Фрадин. Но об этом чуть позже.

Собака, обученная обычным, ДОСААФовским, манером «на халат», крайне редко могла сдать экзамен с вводом неожиданных для нее элементов даже при отсутствии ударов до хватки, если, разумеется — что немаловажно, — «проверяющий» шел до конца, то есть, уловив недоработанность в каком-то элементе навыка, «додавливал» собаку. В противном случае владелец, да и тренеры (!), никогда не признавали того очевидного для профессионалов факта, что «…если бы еще «давануть», то собака бы убежала». Такие случаи бывали! Между тем собака всегда сигнализирует своим поведением и мимикой, насколько она уверена в себе, и настоящий профессионал всегда может на основании этих сигналов сделать правильные выводы. Если только он настоящий и профессионал. 

Кстати говоря, попытки оценивать собаку по вокальным данным (то есть по тембру ее лая) для специалистов-этологов выглядят наивными, поскольку тембр определяется как размерами собаки, так и ее эмоциональным состоянием. Так, мой Гера, пес — обладатель одного из самых сильных и боевых собачьих характеров, встреченных мною в жизни, вообще не лаял, а на задержание человека (что в жизни, что на площадке) всегда шел молча. Но, если его сдерживали на поводке, поскуливал и подвывал. Лай в ряде случаев — вообще показатель неуверенности, и, если собака залаяла на фигуранта перед самым прыжком, поставив уши и притормозив, значит, она находится в сильном смущении. Именно подобного рода нюансы и учитывают классные специалисты ЗС. 

Видимо, нравы владельцев собак везде одинаковы — поэтому в мондьоринге проверку навыка фигурант доводит до логического финала, хотя потом собаку могут «восстановить». 

Таким образом, следует признать, что принципы усложнений, заложенные в западноевропейских Рингах, не новы для нашей страны, хотя развитие этих принципов и шло независимым путем. 

 

Шаг первый
Итак, принцип неформальных проверок, осуществляемых несколькими специалистами по защитной службе в 80-х годах и предшествующих отечественным рингам, — тестирование прочности навыка в усложненных, неожиданных для собаки условиях. К таким условиям относились как неожиданные раздражители в обстановке, так и провокации со стороны фигурантов. 

К примеру, во время вышеупомянутой проверки собак в 1987-м в городе Пушкино ее организатор В.С. Варлаков повесил над площадкой, где проверяли навыки общего послушания, клетку, в которой сидела кошка. И, будьте добры, продемонстрируйте, пройдет ли ваша собачка в положении «рядом» непосредственно под клеткой, будет ли лежать на выдержке, сделает ли «комплекс»? 

На том мероприятии проверяли также навыки охраны вещи и навык «задержание» по схеме: побег — лобовая атака. Проверку проводили автор этих строк и дрессировщик Игорь Фрадин. 

Во время работы собаки по охране вещи ее безжалостно оттирали от предмета, протягивая лакомство на палочке, отжимали в сторону, уводили с помощью второго помощника и забирали охранямую вещь. 

На «лобовой атаке» в скрытой защите собаку «затаптывали» под ноги владельцу или выгоняли с ринга, помахивая перед носом веткой (удары до хватки были запрещены). Так был повергнут в бегство тогдашний чемпион Москвы по ОКД-ЗКС. Результаты проверки, кстати, были опубликованы в одном из выпусков «Вестника служебного собаководства». 

Нелишним будет напомнить вывод, сделанный в предыдущей части статьи: наши проверки 80-х строились на принципах, принятых в западноевропейских рингах. А именно: имеется навык, входящий в тот или иной норматив. И если это именно навык, а не элемент поведения, который собака демонстрирует когда хочет, то он должен выполняться в любых условиях. 

В том числе и в тех, которые предлагаются здесь и сейчас. Сегодня условия проверки такие, а завтра могут быть другими. Сегодня рядом с площадкой висит клетка с кошкой, а завтра будет играть оркестр и будут кататься дети на велосипедах.

Таким образом, смысл неформальной проверки — выяснить, насколько прочно сформирован навык, насколько он не подвержен, условно говоря, «коррозии», насколько стабильно его будут демонстрировать, несмотря на провокации. 

figurant3.jpg

Поэтому в Бельгийском ринге, мондьоринге помощники судьи, фигурально выражаясь, гремят погремушками перед носом собаки, приплясывают, бьют в бубенцы и звенят в колокольчики. А если говорить серьезно, то собак всячески провоцируют к спонтанным действиям, тем самым выискивая «блох» в их подготовке. В западноевропейских рингах внешние эффекты приветствуются, но не более того, главным же остается глубина проработки навыка. 

 

Шаг второй. Стрит-ринги 
В 1990—92-х годах между школами дрессировки, функционировавшими вне системы ДОСААФ, время от времени проводили соревнования, в которых выявлялась самая подготовленная для задержания собака. Раз и навсегда утвержденных правил не существовало, в программу входили два-три упражнения. Соревнующиеся стороны обычно договаривались о характере проверки — как правило, это были пуски собак с жестким приемом, ударом до хватки или уверткой, с отвлечением собаки различными предметами. Проверку осуществляли помощники из противоположного лагеря.

Особо отметим, что специальных костюмов в то время не было, собак проверяли на рукав, сшитый из пожарных шлангов, зачастую скрытый под одеждой. Победившей безоговорочно признавали самую яростную, самую «кусающуюся» собаку — неважно, висела она на рукаве или же, как незабываемый ньюфаундленд (!!!) Чингис, работала в режиме «реального перехвата». 

Конечно, собаки в те времена были иными, нежели сейчас, и некоторым единичным экземплярам поставить жесткую хватку в одну «точку» (верхнюю часть предплечья, как правило) не удавалось, что вовсе не мешало таким, как Чингис, «клиентам» мощно атаковать помощника в разные части тела, «перехватывая» его движения. Такие собаки, к слову, весьма ценились.

На «межшкольные» состязания выводили лишь хорошо подготовленных к различным трюкам и жесткости со стороны фигуранта собак. Особое внимание при этом уделяли формированию у четвероногих высокой мотивации, развитию стрессоустойчивости.

У собак развивали резкость «входа», ставили правильную линию атаки по центру корпуса фигуранта, отучали слишком высоко прыгать, т.е. заранее ограничивали «проверяющему» возможность обмануть пса за счет неправильно выстроенной атаки. Кроме того, отдельно животных обучали навыкам борьбы с фигурантами.

Таким образом, в период «доводки» «штучной» собаки ее готовили ко всем мыслимым и немыслимым усложнениям во время выполнения навыка задержания. К слову, в процессе такой работы готовились и росли и сами фигуранты, ведь чтобы подготовить собаку к правильной борьбе, самому надо быть хорошим атлетом, имеющим в своем арсенале изрядный набор трюков. 

Сразу замечу, что, несмотря на высокий профессионализм соревнующихся сторон, споров было много и касались они, естествено, манеры работы фигурантов и финальной оценки работы собаки. За редким исключением, все собаки на этих состязаниях, несмотря на разнообразные ухищрения, фигурантов «задерживали», но четких критериев определения лучших не существовало, оценка в основном была эмоциональной — подобной тем, на основании которых сегодня определяется «Гроза фигурантов» в наших рингах и «Лучшая хватка» в мондьоринге. 

Итак, к середине 90-х на состязаниях «неформалов» оформился вопрос критериев судейства. То есть проблема, которую изящно решили нынешние энтузиасты мондьоринга приглашением экспертов из-за рубежа, а именно проблема доверия к экспертизе и корректности работы фигурантов, встала, как говорится, в полный рост. 

Впервые более или менее четкий рисунок действий фигурантов представили на состязаниях на стадионе «Автомобилист» в 1993 году.

 

Битва на «Автомобилисте»
Напомню, что мы разделили все виды комплексных спортивных кинологических состязаний на две категории. К первой относятся виды, в которых качество выполнения навыка, его рисунок оценивается в заранее заданных условиях, — прежде всего по формальным критериям выполнения упражнения (ОКД-ЗКС, ИПО).

Ко второй категории относятся виды, где условия, в которых проверяется навык, меняются, а навык оценивают по стабильности его выполнения, несмотря на помехи (т.е. проверяется глубина проработки навыка) (западноевропейские ринги — Бельгийский, мондьоринг и т.д.). 

В первых более или менее публичных соревнованиях, которые мы проводили в 1993 году на стадионе «Автомобилист», в основном состязались собаки из групп, сформированных бывшими «неформалами» от дрессировки. Их было трудно удивить лобовой атакой или внезапным появлением фигуранта из-за укрытия. Поэтому «автомобилистовские» соревнования проводили с усложнением: после задержания первого фигуранта владельца собаки неожиданно атаковал второй фигурант, т.е. в список соревновательных упражнений «для широких масс» ввели «двойку». 

Именно на этих соревнованиях, подчеркну, впервые усложнением стало считаться само упражнение, а не помехи собаке, которые во время проверки навыка ранее всегда создавал фигурант. 

 

Большой ринг. Первые правила
И уже на соревнованиях 1994 года фигуранты действовали более или менее стереотипно. Упражнения, которые вводили в последующие состязания, по тем временам были сложными (если выполнять их реально), нагрузка на собак ложилась большая — два, а тем более три задержания подряд и шесть хваток в сумме на одном соревновании в нормативах ОКД-ЗКС никто собакам не предлагал. 

figurant4.jpg

Таким образом, усложнениями на последующих рингах служили выбор упражнений из трех возможных на каждом из этапов непосредственно перед состязаниями и скрытая под одеждой защита, используемая фигурантами. Доверие к судейству обеспечивалось участием в экспертизе выступления пятерых судей, когда крайние оценки отбрасывались. 

Благодаря тому, что в начале девяностых идеологически состязания не сильно удалились по своему накалу от прежних разборок между школами дрессировки, изначально никто особенно и не сомневался, что лучшая ринговая собака должна, прежде всего, быть хорошо мотивированной, обладать сильной, интенсивной, глубокой хваткой, умением держать давление фигуранта и быстро переключаться. Требования к послушанию были довольно простыми и ясными: не включаться без команды проводника, отпускать хватку по команде и демонстрировать основные навыки послушания на первом этапе.

Все это было прописано в первых утвержденных РКФ правилах соревнований, написанных мною и отредактированных Сергеем Ивановичем Малышевым, который, как опытный стратег, убедил меня пойти на некоторые уступки национальной бюрократической ментальности, предполагающей бумажную регламентацию каждого «чиха» индивидуума.

Таким образом, стратегия судейства первых рингов была смешанной — усложнения в состязаниях существовали, но лишь на уровне фактора неизвестности в отношении того, какое именно упражнение будет предложено к исполнению именно сегодня. «Скрытая защита», в которой работали фигуранты, также считалась усложнением.

В то же время судьям уже приходилось оценивать работу собаки по формальным признакам — как в ОКД-ЗКС, хотя критерии оценки в ринге и ЗКС были разными. Именно отказ от усложнений в виде создания неожиданных сценариев действий фигуранта как средства проверки глубины навыка постепенно изменял стратегию судейства и сам смысл соревнований. Этот факт, возможно, заложил мину под саму идею отечественных рингов как неформальных проверочных состязаний реальных навыков защиты. 

 

Ринги, смена приоритетов
Уже в самом начале жизни Большого ринга обозначилась еще одна проблема. К состязаниям подключились спортсмены с обычных ДОСААФовских дрессировочных площадок, подготовленные привычным для них методом «засунь рукав в пасть собаке». Разумеется, их собаки не были готовы даже к тем минимальным помехам, которые предлагали им ринговые фигуранты. Проигравшие — что, к сожалению, характерно для менталитета подавляющего числа тогдашних, да и сегодняшних собаколюбов — искали причину неудач не в порочной методике подготовки, а в фигурантах, судьях и организаторах.

Между тем для тренеров, работавших вне ДОСААФовских рамок, поварившихся в котле «межшкольных» проверок и разборок, было очевидно, что собаки новичков работают формально, не очень заинтересованно, и что глубина проработки навыка у них невысока. Тут необходимо отметить, что под «формальной работой» понималась именно невысокая заинтересованность, недостаточная интенсивность и глубина хватки, автоматизированная заученность порядка переключений — и только это! 

Хорошо еще, что наши фигуранты были зажаты рамками регламента, а то топни чуть посильнее, увернись, прикрикни — и совсем побежит собака! А топать и уворачиваться нельзя: правила не позволяют! Докажи, попробуй, что было бы, если бы… Хотя своим поведением собака знающим людям не просто говорила, а кричала: «Я не готова!». Хотя и в условиях жесткой регламентации действий фигурантов «беглецов», уходящих от борьбы, среди четвероногих спортсменов было немало. Так или иначе, упреков и претензий мы тогда выслушали достаточно. 

Однако все течет, и со временем ребята с официальных площадок адаптировались к новым веяниям. Довольно скоро оказалось, что с изначально «неплохими» собаками с крепким характером, если не мучить их постановкой «перехвата», можно освоить все девять упражнений ринговой «защиты» и бодро их демонстрировать в «автоматическом» режиме. Добавлю, что уже в 1996 году у нас появились первые защитные французские костюмы. «Костюмная» мода быстро пошла в народ, дав возможность тренерам натаскивать собак на привычную одежду непосредственно к состязаниям. Вы согласны с тем, что есть разница между натаской и дрессировкой? Для меня и моих единомышленников соревнования были некоей и очередной проверкой общей готовности собаки к защите хозяев, проверкой в условиях соревновательного стресса — хозяина и пса. И на соревнованиях доводка собаки никак не заканчивалась. А для людей, рассматривающих участие в Большом ринге как конечную цель, упражнения, входящие в него, и есть обучение. Чувствуете разницу? 

Это как раз то, что отличает систему самообороны от спортивных состязаний, использующих по определенным правилам приемы, которые входят в эту систему. Система самообороны, в том числе с собакой, всегда шире и многообразнее соревнований: внутри нее можно придумать любые правила и состязания. Но это к слову. 

Судьи, пришедшие в соревнования с площадок ДОСААФ, — как правило, сами прекрасные спортсмены в рамках военно-спортивного многоборья или ОКД-ЗКС — стали в привычном режиме оценивать прежде всего рисунок упражнения, его форму, но не содержание. Некоторое время прежняя тенденция оценивать глубину, а не форму, сохранялась, но впоследствии победил формально-спортивный подход, что неудивительно. А неудивительно потому, что правила прямо подталкивали к такой методологии судейства — методологии, полностью исключающей импровизацию и неожиданные сценарии развития ситуации на площадке.

Итак, в двухтысячных вектор судейских подходов постепенно сместился в традиционную для нашей страны сторону — сторону, когда навык оценивается в заранее заданных условиях только по формальным критериям — добежала, схватила, по команде отпустила — ура! Удивляет лишь тот факт, что соревнования перестроили на чисто спортивный подход к оценке работы с фигурантами, но при этом оставили утилитарно-пользовательский подход к правилам послушания, в частности отзыву собаки от помощника — «лишь бы отпустила за положенное время!»

Сравните, у кого есть, старые записи работы чемпионов 1996–1998 гг. с работой нынешних и почувствуйте разницу. Собаки, прошедшие суровую школу дрессировки с усложнениями, действовали на соревнованиях на порядок более жестко и экспрессивно, нежели их потомки конца нулевых — в том числе и неисчерпаемые по потенциалу малинуа. 

 

Ринги на распутье
Кстати, ничего плохого в формальном подходе к оценке навыка нет — живет же и здравствует ОКД-ЗКС или апофеоз регламентации — ИПО, в котором даже характер лая собаки подвергнут формализации. 

Упражнения, которые выполняют собаки, всем известны — как и их порядок. Как выбрать лучшую на общем фоне? Вот в этом и весь вопрос. При «формальном» подходе вводят дополнительные критерии, характеризующие внешнюю сторону выполнения навыка, — куда смотрит собака, как вышагивает, с должной ли экспрессией и «желанием» и т.д. Лучший по этим критериям и становится победителем — это спорт. Трудно ли подготовить собаку по таким правилам, с таким подходом? Очень-очень трудно. Весьма много мелочей, подводных камней. 

Нужно ли двигаться в таком направлении отечественным рингам? Вопрос далеко не праздный. Тут стоит вспомнить, для чего задумывались эти соревнования. Напомню, что ринг появился в непростое время конца 80-х — начала 90-х годов прошлого столетия как состязания пользовательских собак, и это были соревнования демократичные и доступные представителям самых разных пород — от массовых тогда восточников и «немцев» до миттельшнауцеров и бульмастифов.

Мне видится, что и ИПО с суперформальным подходом, и западноевропейские ринги с их непростым набором упражнений и многочисленными меняющимися усложнениями сценариев — соревнования не для всех. Посмотрите, кто в последние годы выигрывает все комплексные состязания по дрессировке — от ИПО до мондьоринга? Конечно же, бельгийские овчарки, а точнее — малинуа, для которых эти соревнования — один из факторов селекции, искусственного отбора. Стоит признать, что на высших своих ступенях вышеупомянутые соревнования — это состязания для избранных.

Нужны ли такие соревнования людям, которые просто хотят иметь надежного друга, способного защитить в трудной ситуации? В отечественных рингах при должной подготовке может участвовать почти любая собака, и тут ни у одной породы не будет преимущества — такие уж правила.

IMG_3908.jpg

Между тем, и это очевидно, без развития и четкого понимания того, куда надо двигаться, отечественные ринги ждет застой.

На мой взгляд, демократичность рингов — одно из их преимуществ, которое необходимо сохранять, не шарахаясь из стороны в сторону!

Надо отдать должное людям, которые «рулят» рингами: в настоящее время они понимают необходимость модернизации соревнований. Правда, непосредственная модернизация иногда, мягко говоря, вызывает вопросы.

На одном из соревнований я подсмотрел такую трактовку упражнения «Защита от троих злоумышленников»: три фигуранта синхронно подпрыгивали перед пущенной на задержание собакой. Затем один начинал движение. Может, кто-нибудь мне скажет: прыгали-то зачем? Пугали таким образом? Рассеивали внимание? Или на кого-то из судей в детстве произвела сильное впечатление просьба гопника, отбирающего у школьника мелочь: «Эй, умный, попрыгай!», а он подпрыгнул и бац — «мавашку» в лоб хулигану? Какой мыслитель это придумал? 

Смысл «тройки» ведь в чем заключается? 
   1. Это проверка способности собаки переключаться (переключать внимание), в зависимости от предложенной ситуации, от одного объекта на другой (это задача, аналогичная той, которую решают на «двойке»). 
   2. Это способ проверить на фоне физической и психологической нагрузки устойчивость собаки к прямой угрозе при атаке на нее. 
   3. И, наконец, это проверка способности переключаться с одного вида деятельности (борьба с фигурантом) на другой (прекращение борьбы, контроль) на фоне еще большей психофизической усталости. 

И при чем здесь подпрыгивания, от которых никому ни жарко ни холодно? (Нет, фигурантам, наверное, все-таки жарко.) Хотели изобразить давление на собаку? А почему бы гопака не сплясать? Тоже эффектно выглядит. 

Далее. В последнее время предпринимались попытки вводить в упражнения усложнения в виде увертки. Но вводили их, мягко говоря, с грацией слона в посудной лавке. Ну, какой смысл в выполнении увертки на «двойке» вторым фигурантом, атакующим владельца? В том, чтобы обмануть «нужную» собаку? Ведь на практике выходит так: фигурант, стоя на расстоянии вытянутой руки, колотит владельца, а судья считает штрафные баллы. Собака прыгает на протянутую к плечу хозяина руку, рука убирается, собака летит дальше, фигурант возвращается в исходную точку и продолжает колотить владельца. Зачем, спрашивается? Какова задача собаки в данной ситуации? Быстро переключиться на атакуемого фигурантом хозяина, защитить его. Она и переключается. Представьте, что будет делать в реальной жизни атакованный собакой человек, не имеющий защиты в виде костюма? Будет хладнокровно «предлагать» руку? Отмахнется от пса и опять вернется к нападению на человека? Если так, то это либо робот, либо зомби, либо вампир, отведавший свежей крови. 

В любом упражнении, в любом усложнении упражнения, в любом неожиданном сценарии его развития должен быть смысл. Проверять собаку усложненным приемом, уверткой, веником, бубенцами с колокольчиками, «ложным» рукавом, брошенным в нее предметом и т.д., и т.п. имеет смысл на первом фигуранте, а правильнее — в первом упражнении раздела «защита». Или, на худой конец, на последнем фигуранте в том варианте «тройки», когда непосредственное нападение на собаку является финальным. 

 

Что делать?
На мой взгляд, тут существуют два подхода при общем стратегическом курсе на сохранение демократичности состязаний. 

Во-первых, необходимо соответствовать веяниям времени и навести порядок в рисунке выполнения упражнений — главным образом, в «послушательной» части. 

Скажем, необходимо добиться того, чтобы рисунок навыка «Прекращение хватки по команде владельца» выполнялся однотипно, с одной и той же, что важно, дистанции. Тут возможны любые варианты: например, после прекращения активности фигуранта отзыв собаки по команде «Стой!», «Ко мне!». Можно также прекращать хватку по команде «Стой-охраняй!» с кратковременной охраной (лаять не обязательно!) в положении «Сидеть!» в непосредственной близости от фигуранта и последующим отзывом по команде «Ко мне!» по сигналу судьи. Возможны варианты с прекращением и возобновлением хватки в случае движения фигуранта, а также любые другие (включая «конвоирование» и «обыск»). Это касается как дистанции «отзыва», так и общего рисунка упражнения — главное, чтобы все участники выполняли упражнение одинаково! 

Имеет смыл вводить дальнейшие усложнения при выполнени первого «послушательного» этапа, аналогичные тем, которые мы видим в мондьоринге. Хочется видеть более длинные и замысловатые по траектории проходы спортсмена с собакой в положении «рядом», фигурантов, «пасущихся» в непосредственной близости от владельца, вступающего с ним в «мирный» контакт. То есть хотелось бы видеть раздел «управление» более современным.

Что касается рисунка выполнения задержания, то тут необходимо вернуться к оценке качества хватки, ее интенсивности, возможно, стоит ввести за это дополнительный бонус. И, конечно, не надо штрафовать собак за реальный перехват, нужно вернуться к тому, что было на первых рингах! Как вы думаете, что в реальной жизни опаснее: атака в одну точку или резкое переключение с ноги на руку или грудь? 

Иными словами, необходимо введение новых, понятных и доступных для широких масс упражнений с четкими критериями их исполнения.

Во-вторых, нужно вводить в соревнования разумные усложнения — ну хотя бы отвлечение собаки на хватке с разными сценариями этих отвлечений; возможно, с неожиданным порядком работы фигурантов. Тут уж выбирать тем, кто «рулит» соревнованиями в настоящее время. Кстати, оба подхода вполне реально совместить, как это делалось в начале пути — было бы желание и доверие друг к другу.

Возможно, следует вернуться к практике, когда заработавший «баранку» спортсмен снимался с соревнований: ну какой смысл соревноваться не справившейся с элементарным упражнением собаке? Это существенно сократит время состязаний, сделает их более динамичными и зрелищными — поверьте моему опыту.

И, может быть, стоит разделить ринг на два уровня сложности: с усложнениями и без оных, подкорректировав программу «для мастеров»?

Главное — не стоять на месте.


  • 0

# ВНЕ САЙТА   Охотник

Охотник

    Эксперт-Кинолог

  • VIP
  • PipPipPip
  • Репутация
    251
  • 2 422 Cообщений
  • Страна: Country Flag
  • ГородЧебоксары

Отправлено 09 Март 2012 - 03:36




  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:37

"Защита" без принуждения.

Статья, написанная на основе видеофильма известного дрессировщика Готтфрида Дилдая о защитной работе
Принуждение еще и сегодня является одним из действенных способов обучения собаки, но одно мелкое принуждение, неприятное для собаки может вызвать у нее стойкое отрицательное изменение в поведении.
Принуждение имеет свои большие отрицательные стороны. Несвоевременно произведенная коррекция на основе принуждения может вызвать у собаки нежелательное поведение на достаточно длительное время. Если собака чувствует напряжение, неуверенность и, если на основе неправильной коррекции она научилась нежелательному поведению, то это может длиться месяцы и годы, пока собака не забудет или не отучится от этого. Если принуждение неприятно для собаки, то это вызовет у нее нежелание заниматься.
Если принуждение применяется правильно, то это взывает у собаки желание заниматься, и заниматься с настроением.
Несмотря на то, что принуждение в тренировке может быть очень эффективным, по двум причинам мы хотели бы Вас от этого отговорить.
Прежде всего, та собака, которая хочет работать – это уже хорошая собака.
Второе. Защитный спорт должен доставлять не только удовольствие нам, но и собаке.
Естественно, что методы защитного спорта с момента его возникновения пошли далеко вперед и заключаются не только в наказании за непослушание.
Новая теория и практика сильно изменили методы дрессировки, все больше применяются методы мотивационной и поощрительной дрессировки.
Наполненная мотивацией (без принуждения) дрессировка пока еще не получила своего массового распространения. Но уже сейчас происходят значительные сдвиги в этой области: все больше и больше получает распространение свободная от принуждения мотивационная дрессировка.
В следовой работе корм был применен как средство мотивации.
В обучении защитной службе метод мотивационной дрессировки еще не нашел должного распространения по многим причинам. В защитной службе собака легче переносит коррекцию, поскольку приводится в возбужденное состояние. Это возбужденное состояние делает собаку менее чувствительной к стрессам и боли, поэтому здесь все негативные явления, приобретенные собакой на основе принуждения, не столь заметны, как в следовой работе и дисциплине.
При поверхностном рассмотрении, кажется, что в защитной службе мотивация и не пойдет. В дисциплине мы можем не предоставлять собаке то, что она любит, например, лакомство. В дисциплине, когда собака не делает ошибок, мы можем поощрять и не поощрять собаку. При нежелательном поведении собаки мы можем так долго воздерживаться от поощрения, пока собака не продемонстрирует желаемое поведение. То есть, собака не может получить без нашего желания поощрение.
В защитной службе все по-другому: собака работает за укус, который имеет для собаки большее значение, чем любое предлагаемое нами поощрение. Собака хочет только одного – кусать.
Во время защитной службы собака часто бывает вне нашей досягаемости. И даже если мы рядом с собакой, очень сложно избежать нежелательной хватки (укуса).
Хорошая собака хорошо переносит и контролируется посредством принуждения. Со временем за счет опыта эти качества закрепляются.
Навыки собаки на основе положительного опыта закрепляются, и тогда отучить собаку от определенных вещей очень сложно.
При облаивании в защите, в случае, когда собака очень близко от помощника, нужно найти способ удержать ее от укуса. В этом случае мы применяем парфорс, ошейник, поводок и не думаем, какое воздействие это оказывает на агрессивную собаку. Мы вынуждены прибегать к таким средствам, чтобы доставить боль собаке, если она не слушается. При этом мы не задумываемся, какое воздействие оказывает на возбужденную собаку эта боль, называемая нами принуждением или силовой коррекцией.
При укусе собака достигает своей конечной фазы цели. Здесь мы хотим заставить собаку отпустить добычу, но мы должны признать, что это входит в противоречие с тем, чему мы ее раньше научили и с ее естественным поведением. Мы прибегаем к самому простому, что мы знаем – поводку, палке (стеку) и т.п.
Как иначе мы должны заставить собаку отдать то, чем она владеет? Проблемой в защитной службе является то, что мы не можем предоставить собаке более действенное вознаграждение, чем ее укус, за что она и работает. Это и является основной причиной того, что традиционная тренировка защитной службы основывается на принуждении.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:38

ОБУЧЕНИЕ ЗАЩИТЕ
Готтфрид в защитной службе разработал и применил много идей и методов.
Основным принципом тренировки является довольно пассивное, спокойное поведение помощника.
Традиционный метод возбуждения собаки за счет плетки, борьбы с собакой и беготни оказывает обратное действие на собаку, т.е. собака приводится к беспомощной пассивной роли. Собака вынуждена отвечать только на те действия, которые предоставляет ей помощник, вместо того, чтобы активно и уверенно с ним бороться. Это, как правило, всегда подавляюще действует на собаку. Интенсивные действия помощника могут сверх меры подавлять собаку. В конечном итоге собака начинает скучать или у нее снижается энергия, она привыкает к этому, и ее действия на защите носят формальный характер. Таким образом, энергия собаки полностью зависит от помощника, вместо того, чтобы самой собаке вырабатывать эту энергию, быть ее источником.
Если собака воспитана (обучена) таким способом, то это становится ясно в ее статической фазе при демонстрации защитной службы – облаивания.
Во время каждой фазы облаивания, при охране, помощник стоит спокойно. При облаивании и при постановке перед помощником, если он стоит спокойно – собака должна сама вырабатывать энергию, а не полагаться на действия помощника, т.е. должна сама быть инициатором борьбы. Это правильно.
С другой стороны, собаки легко возбудимые, агрессивные по своей натуре и воспитанные на активных действиях помощника могут страдать от излишней возбудимости и от того, что защита этим собакам была поставлена способом излишней стимуляции – возбуждением. Перевозбужденные дрессировкой от природы агрессивные собаки в защитной службе ведут себя очень нервно.
Метод тренировки Готтфрида основывается на том, что здесь собака, а не помощник выполняет активную роль, т.е. собака работает с помощником, а не помощник с собакой. Вектор инициативы всегда исходит от собаки. Это главное в его дрессировке.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:39

АКТИВНОСТЬ
Основополагающим фактором всего метода дрессировки является то, что собака осуществляет ведущий контроль над тем, что происходит на площадке. Т.е. собака является инициатором тех действий, которые происходят на площадке. Традиционно, для того, чтобы забрать рукав, помощник может нападать на собаку, хозяин – поднимает ее за ошейник или помощник может подкрасться и выхватить рукав. Все это неправильно, потому что в этой ситуации собака не выполняет активную роль, вместо того, чтобы самой проявлять инициативу и устанавливать правила – здесь собака вынуждена защищаться. Т.е. вместо того, чтобы действовать, она просто реагирует на то, что ей предлагают. Поэтому, для того, чтобы собака действовала, а не только защищалась или “реагировала”, мы должны предоставить ей гораздо больше контроля, т.к. контроль собаки отражается во многих, незначительных на первый взгляд, деталях.
Например, когда собака после определенной фазы укуса получает рукав, она должна оставить у себя этот рукав столько, сколько она хочет. Помощник ведет себя спокойно, а хозяин терпеливо ждет, пока собака не бросит рукав. Готтфрид предоставляет собаке столько времени, сколько нужно для этого, т.е. пока собака добровольно и спокойно не отдаст рукав. Как только это происходит, помощник возвращается к собаке, спокойно берет рукав и продолжает обучение.
Появление помощника, на первый взгляд, кажется для собаки незначительным и второстепенным, но на самом деле очень важным для нее. Помощник забирает рукав и уходит в укрытие. Собака в данном случае не защищается от помощника, а заново преследует его с целью схватить рукав. Это придает ей силы и уверенность в том, что она провоцирует действия помощника, а не он, пока помощник снова не отдаст ей рукав. Тем самым шаг за шагом в собаке вырабатывается вышеуказанный контроль или способность к контролю над ситуацией, т.е. способность к контролю над тем, что происходит во время тренировки. Это как раз и побуждает собаку добровольно отдавать рукав, вместо того, чтобы за него бороться. Добровольная отдача добычи усиливает целенаправленное обучение собаки защитной службе.
Это чувство собаки, что она сама может определять происходящее на площадке – значительно помогает собаке переносить стресс. Поэтому собака в данном случае находится не в конфликтном состоянии, и это помогает ей концентрироваться на основных задачах, что значительно усиливает эффективность действий самой собаки и процесса ее обучения.
Если собака является активным участником тренировки, то она лучше будет следить за тем, что происходит на тренировках, т.е. она сохраняет цель в своих глазах и ей легче в этом случае понять, как быстрее достичь своей цели – укуса.
Если собака находится в непринужденном состоянии, то она лучше следит за происходящим на площадке, анализируя происходящие действия. Вместо того чтобы отдавать добычу вынужденно по принуждению, она в данном случае, будет делать это добровольно, и усвоит то, что это поведение всегда будет приводить ее непосредственно к цели – укусу.
Следующим важным этапом программы обучения является концепт активности.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:40

ЗАЩИТНАЯ СЛУЖБА БЕЗ ПРИНУЖДЕНИЯ
Когда собака с ясным пониманием и без страха вступает в борьбу с помощником, любит эту борьбу и знает, что она получит рукав, и что она должна его добровольно отдать, потому что, добровольно отдав его, она непременно снова его получит. Таким образом, мы обучаем ее, что когда она добровольно отдает рукав – тогда она его обязательно получает. Готтфрид указывает на то, что неподвижный, “мертвый” рукав особого интереса для собаки не представляет, и он ей скоро наскучит, что способствует тому, что она его добровольно бросает. Неподвижный рукав не провоцирует собаку на борьбу. Тем самым собака вернется с желанием снова продолжать бороться. Собака знает, что как только она бросит рукав, только тогда помощник к ней снова вернется, чтобы снова продолжить борьбу. То есть происходит то, что как будто не помощник отдал собаке команду “брось рукав”, а собака подала помощнику команду идти к ней, – т.е. собака “руководит действиями помощника”. Здесь нет примера неподчинения и отсутствуют факторы дисциплины как таковой и послушания, и со временем собака уясняет: если она хочет, чтобы к ней подошел помощник – она должна отпустить рукав. В этом случае собака как бы “пассивного” помощника “заставляет действовать”. Это упражнение выполняется на коротких дистанциях
  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:42

ПОЗИТИВНЫЙ НАСТРОЙ
С помощью работы методом без поводка собаку не надо принуждать отпускать защитный рукав, т.к. она знает, что как только она отпускает рукав – помощник опять будет около нее, т.е. собака контролирует действия помощника. В результате собака работает с ясной головой и полной энергией, беря ситуацию под свой контроль, устанавливая свои правила.
В последнее десятилетие появилась тенденция к стимулированию собак к движению, к порыву, что в конечном итоге приводит к накоплению стресса собакой, который в определенный момент обязательно себя проявит.
Стресс может проявиться по-разному: собака становится неровной в своем поведении, ей сложно концентрировать внимание (энергию) на какой-то определенной цели. Готтфрид считает, что совершается ошибка, когда работают с силой и принуждением. В агрессивной собаке, когда она ведет себя таким образом, проявляется не только сила, но и неуверенность в себе. Готтфрид считает, что высокая импульсивность собаки имеет также и отрицательные стороны. Очень хорошо, когда собака проявляет много энергии, но при этом она должна иметь ясную голову. Если собака скалит зубы – то это фактор неуверенности собаки, превышение ее допустимой агрессии. Зубы – показатель агрессии, чрезвычайного напряжения, страха собаки. Собака должна быть агрессивной, но у нее не должно быть страха.
Собака должна быть в состоянии самостоятельно направлять свою энергию, поэтому очень важно, чтобы собака была импульсивной, но не слишком, чтобы не проявляла при этом излишней агрессивности.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:43

ТРЕНИРОВКА ЩЕНКОВ
Готтфрид считает, что щенок не в состоянии проявлять столько энергии, сколько необходимо, и основная нагрузка ложится на помощника. Тем самым собака с юного возраста привыкает к тому, что основная активность проявляется помощником, а не ею. Поэтому помощник вынужден все время наращивать свою активность, чтобы заинтересовать растущую активность собаки. Считается, что в щенячьем возрасте собаки быстрее поддаются влиянию стресса, и чем моложе собака, тем быстрее она может впасть в невротичное состояние.
Если в юном возрасте собака часто перевозбуждается, то это может привести к хроническим проблемам. Собака в такой ситуации нервно реагирует на помощника и, если она впадает в такое состояние, то ей очень сложно сдерживать себя от подобных приступов во время тренировки. Эта нервозность собаки, ее неуверенность проявляется в первую очередь тогда, когда она попадает в стрессовую ситуацию. И особенно этот эффект проявляется в фазе укуса – хватки рукава. Собаки, которые тренировались в защитной службе в возрасте ранее, чем 9 месяцев, – в 12 месяцев часто становятся безнадежно нервными или отупелыми, апатичными, т.е. с притупленным чувством восприятия.
Даже само созерцание молодыми щенками процесса защитной тренировки других собак действует отрицательно на щенков

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:44

НАЧАЛО ОБУЧЕНИЯ СОБАК
Когда надо начинать обучать собаку?
Готтфрид считает, что вопрос заключается не в возрасте собаки, а в ее зрелости. Собака должна быть физически сильной и социально должна быть в том состоянии, чтобы демонстрировать или проявлять свойства полностью развитой собаки, при этом, как можно меньше проявляя социального доминирования.
Каждый хороший щенок активно реагирует на добычу. Но этого недостаточно. Недостаточно того, чтобы собака проявляла интерес, порыв к добыче. И защитная реакция собаки, когда она чувствует угрозу, тоже не показатель ее зрелости, а даже может быть совсем наоборот.
Что бы мы хотели видеть в собаке? Собака должна проявлять уверенность в конфликтной ситуации, уверенность в состоянии стресса.
Мы начинаем знакомить собаку с защитной службой, давая ей возможность понаблюдать за тренировкой другой собаки, но в возрасте не ранее 14-16 месяцев. Собака, которая работает в этот момент на площадке, должна действовать грамотно, уверенно и надежно.
Готтфрид считает, что лучше всего, когда молодая собака наблюдает за процессом из-за забора, и чтобы это не длилось больше 2-3 минут. Если при этом молодая собака реагирует на происходящее неуверенно, с опаской, – это означает, что эта собака еще не зрелая, не готова к занятиям и занятия с ней переносятся – откладываются на несколько недель.
Молодая собака при наблюдении должна проявлять интерес к происходящему, а не испуг и пр., и обязательно должна быть за забором.
Если после этого собака снова не проявляет заинтересованности и ведет себя неуверенно, то начало обучения снова откладывается до того момента, пока она не проявит свои зрелые качества.
Если собака проявляет заинтересованность и агрессивность при наблюдении за обучением другой собаки, то ей дают пару минут посмотреть на происходящее и уводят на поводке.
После того, как собака проявляет заинтересованность, тянет вас к площадке, – мы можем начинать с ней работать.
Но начинать работать или вводить в действие – вовсе не значит впускать ее на площадку. Собаку оставляют вне действия – за забором, но при этом помощник, приближаясь к собаке, работает с ней через забор. Причины для этого следующие. Прежде всего, забор является преградой для собаки, – значит, хозяину не надо сильно сдерживать собаку с помощью поводка, строгого ошейника. Поводок – натяжение – борьба с хозяином собаку сильно отвлекают и мешают ей сконцентрироваться на помощнике. С другой стороны, борьба собаки с ошейником, с натяжением поводка и, к тому же еще с помощником – может выработать у нее зависимость от того, что ее нужно будет постоянно стимулировать, чтобы вырабатывать активность и проявлять ее. Это означает, что в статической фазе она будет менее активна.
Забор как таковой играет очень важную роль. Он является защитой для собаки, она чувствует себя более уверенно, помощник при этом может осуществлять практически непосредственный контакт с собакой, а она при этом будет проявлять меньше нервозности.
Готтфрид считает, что реакция собаки должна основываться на ее естественном порыве.
Когда вы работаете без преграды – это плохо, это заставляет помощника больше и активнее двигаться, поскольку нет контакта, – без преграды активную роль играет помощник. Лучше всего начинать работать с собакой через забор.
Готтфрид считает, что защитная служба должна основываться на природной агрессивности собаки. Первостепенную роль для будущего собаки играет ее первый контакт с помощником. При этом забор играет незаменимую роль. Помощник должен уметь изображать из себя неуверенного, но угрожающего собаке человека, и тем самым вселить уверенность самой собаке в ее действиях. На начальном этапе проявления нервозности, неуверенности или неестественной агрессивности в будущем могут отрицательно сказаться на всем последующем воспитании собаки.
Помощник начинает действовать из-за укрытия и пытается привлечь внимание собаки. При этом собака может реагировать, проявлять агрессивность, действовать. Собака находится за забором, хозяин собаки не натягивает поводок. После этого помощник снова прячется за укрытие. После того, как собака несколько раз облаяла помощника, проявила активность, помощник выходит из-за укрытия и угрожающе приближается к собаке.
После того, как собака показала свою агрессивность, а помощник показал, что он боится собаку – помощник возвращается в укрытие, стоящее в 10 -15 шагах за забором. В этой ситуации хозяин собаки должен быть абсолютно пассивным (это очень важно) – он не должен ни трогать, ни хвалить собаку, не натягивать поводок, ни другими какими-либо действами проявлять свое участие в процессе. Готтфрид считает, что любое вмешательство хозяина отрицательно влияет на собаку.
И только в случае, если помощник видит, что собака ведет себя адекватно, он дает ей схватить добычу через забор. Но не так просто определить готовность собаки. Собака не должна быть безучастной к происходящему с одной стороны, а с другой стороны она не должна быть перевозбуждена. Настроение собаки должно быть где-то посередине. Собака должна тянуть, проявлять агрессивность, но она ни в коем случае не должна проявлять нервозность.
Самым важным и решающим критерием является то, что собака постоянно направляет себя на помощника, и в самый важный момент, когда помощник чувствует, что собака полностью сконцентрирована на нем, он отдает ей добычу через забор и разрешает собаке с ней уйти.
В противовес традиционным методам, когда помощник снова возвращался к собаке, чтобы забрать рукав, или, когда собаку подводили к помощнику – в данном случае хозяин с собакой уходит к своей машине или в другое место подальше, пока собака не бросит этот предмет – рукав или жгутик. Хозяин останавливается с собакой или ходит с ней по кругу. Ни в коем случае не пытайтесь забрать предмет и не трогайте собаку при этом. Ждать, ждать и ждать, пока собака добровольно не бросит предмет. Это очень важно. В некоторых случаях это может длиться долго, часами, тем самым проверяется наше терпение, но это абсолютно необходимо. Собака ни в коем случае не должна думать, что хозяин будет с ней бороться за предмет, иначе это может вызвать конфликт.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:44

КОНФЛИКТ
Конфликт может возникнуть в том случае, когда начинают противодействовать силы собаки и хозяина. Силы собаки и хозяина “наталкиваются” друг на друга: это сила натяжения собаки, сила натяжения хозяина, а также две силы психологического характера:
1) потребность собаки в импульсивном удовлетворении своего порыва;
2) попытка собаки избежать боли.
Этот вид конфликта мы часто наблюдаем при обучении собак традиционными методами. При традиционном методе тренировки собака очень часто попадает в конфликтную ситуацию. С одной стороны действует мотивация собаки дальше кусать, а с другой стороны ее сознание, что она должна отпустить, чтобы избежать боли.
Этот конфликт приводит к неконцентрированному, нервному поведению собаки, В этом состоянии собаке очень сложно четко думать и также сложно научиться направлять свой порыв целенаправленно. Вместо этого, энергия собаки перегорает как в перегретом горшке. Энергия перегорает и начинает проявляться в нежелательных действиях. Если мы в первые часы тренировки будем пытаться силой забирать у собаки предмет – ее добычу, то мы тем самым приводим собаку в нервное состояние. И проявление этого отрицательного воздействия на собаку может быть очень многосторонним. В данном случае собака может воспринимать своего хозяина как конкурента, противника, и в последующем при каждом приближении хозяина собака будет видеть и воспринимать хозяина как конкурента, желающего завладеть добычей, а не как сообщника; собака будет проявлять беспокойство и будет пытаться защищаться от всевозможных его действий. Во-вторых, собака будет при этом перегорать, т.е. будет вырабатываться избыточная энергия, которая не будет растрачиваться, а будет накапливаться, результатом чего будет попытка “убить добычу”. Иными словами, энергия не будет растрачиваться, исчезать. Тем самым собака становится неконтролируемой.
Готтфрид настаивает, что эти признаки являются проявлениями конфликтности (или признаками конфликтности). Готтфрид придерживается мнения, что это является не импульсом порыва борьбы и активности собаки, а признаком конфликта и стресса. И тем самым это усиливает нервозное состояние собаки. Это нервозное состояние и инициирует нежелательные побочные действия собаки. Таким образом, все большая нарастающая активность собаки приводит ее в состояние все большей нервозности.
Если собака нервозна, то она буде плохо кусать без предварительной хватки. Чтобы побудить собаку к предварительной хватке (броску), которая желательна в защитной службе, нам нужна собака с ясным пониманием и с четким порывом. Если мы добиваемся принудительной отдачи добычи, то собака становится нервной или проявляет нервозность при команде “Аус”, и в этом случае она будет отдавать добычу нечисто и неспокойно. Если же собака работает с ясным пониманием, целенаправленно, то она будет отдавать добычу спокойно и относительно быстро. Готтфрид обозначает это как “нормальная отдача”.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:45

НОРМАЛЬНАЯ ОТДАЧА
Если собака отдает рукав относительно спокойно и быстро за один прием, Готтфрид обозначает это как нормальную отдачу, и это является основой надежной команды “Аус”. Но если же мы принудительно забираем у собаки добычу, то она не выучит эту команду (“Аус”). Т.е. собака начнет наращивать свои защитные качества, все больше и больше будет пытаться защищать свою добычу и противиться своему хозяину. Если собака периодически будет попадать в подобную ситуацию, то она после отпускания добычи будет находиться в нервном состоянии. Мы тем самым сами создали для собаки проблему, связанную с выполнением команды “Аус”.
Но если собака добровольно и свободно отдает добычу, то она отводится подальше, вне зоны видимости добычи, а хозяин приносит эту добычу на площадку (возвращает). Если собака остается одна с предметом, то она со временем будет все быстрее и быстрее отдавать ее. Если собака склонна подолгу удерживать предмет, или же продолжает покусывать или устраивать “смертельную встряску” предмета, то в этом случае можно дать ей корм или игрушку взамен предмета, чтобы тем самым достичь чистой отдачи предмета и увести собаку от него. В конечном случае можно дать собаке команду “Сидеть” (спокойно посадить собаку), чтобы отвлечь собаку от ее действий и тем самым способствовать отдаче предмета.
Это упражнение нужно в каждый тренировочный день проделывать только один раз (см. упражнение у забора по отдаче предмета через забор) перед началом тренировки. Т.е. начинать тренировку нужно с этого упражнения и только один раз.
Подразнив собаку, тренер должен тотчас же отдать предмет собаке через забор. И лишь только после того, как собака начинает демонстрировать хорошую, уверенную импульсивность, хорошо кусает, хорошо движется, бросается на предмет – можно позволить 2-3 кусательные фазы за тренировочный день. После каждого захватывания собака отводится хозяином до достижения нормальной отдачи предмета.
После того, как собака хорошо, сильно хватает и пр., помощник начинает знакомить ее с защитным рукавом. Хорошо предрасположенная и активно проявившая себя в начале тренировки собака без промедления ухватит защитный рукав, но лишь после нескольких тренировочных занятий собака заводится на площадку.
Перед вводом собаки на площадку, ей предоставляют возможность через забор ухватить предмет, и она с предметом спокойно заводится на площадку. После этого собаке еще один или два раза дают укусить предмет, тренер уходит, а собаке предоставляется возможность добровольно освободиться от предмета. Как только это происходит – собака бросает предмет – это служит сигналом для помощника, который сразу возвращается на площадку и продолжает работу. В конце каждого укуса собаке предоставляется возможность пройти по кругу с предметом, а потом его бросить.
Иногда мы наблюдаем у собаки небольшие изменения в фазе укуса. Потому что без наличия забора между помощником и собакой, собака может проявлять небольшую нервозность или агрессивность, но такое поведение на данном этапе тренировки не представляет особой опасности. Опытный тренер сможет за короткое время привести ее в нормальное активное состояние. С другой стороны, собака может вести себя также сдержанно, не столь активно.
В последующем в процессе неоднократных тренировок очень важно, чтобы помощник уходил в укрытие, чтобы его (помощника) не было видно, когда собака идет по кругу с предметом. Потому, что его присутствие может привести собаку в положение сидеть и нервничать. И очень важно, чтобы помощник вовремя вышел из своего укрытия. Этим своевременным моментом выхода помощника из укрытия является добровольная отдача собакой предмета. Тогда помощник берет предмет (рукав) и продолжает работу с хваткой.
Это имеет два преимущества:
1) готовит собаку к последующей добровольной отдаче предмета;
2) когда собака сама желает вызвать действие или активность помощника, то она сама добровольно сбрасывает предмет. Тем самым собака начинает думать, что она определяет то, что происходит на площадке, когда она отпускает предмет, и, что она контролирует помощника, т.е. сама устанавливает правила.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:48

ФРОНТАЛЬНЫЙ УКУС
Все начальные тренировочные процессы с кусанием происходят (производятся) через забор или же на поводке. Это означает, что помощник работает в непосредственной близости к собаке, что укус через забор усиливается натяжением поводка. Поэтому мы после этого должны как можно скорее переходить к тренировке укуса без поводка и забора.
Традиционно это делается, когда собака отпускается вдогонку за помощником, т.е. собака преследует помощника и кусает. Эта лишняя и бесполезная для собаки потеря времени требует много лишней энергии. После такой тренировки каждый раз надо проверять собаку на смелость. Это означает, что этим традиционным способом вы учите собаку только тому, что необходимо сделать в данный момент.
Готтфрид считает, что “беговые укусы” никакой роли не играют в защитной службе. Он считает, что мы должны придерживаться тренировок, которые бы отвечали следующим трем требованиям:
1. Собака должна иметь возможность свободно двигаться к добыче (“укусу”).
2. Собака во время исполнения упражнения должна продемонстрировать правильное движение к цели, чтобы при каждой фронтальной атаке производила правильный захват.
3. Нужно, чтобы собака без раздумий и сомнений, без промедления, без лишних движений была готова к захвату (укусу). Этот Результат Готтфрид достигает посредством обучения собак фронтальному захвату. Готтфрид считает, что это возможно. Т.е. тренировка фронтального захвата возможна на коротком расстоянии, когда собака за пару-тройку прыжков достигает в свободном состоянии (без поводка) своей цели – захвата.
Для каждой собаки расстояние до помощника определяется индивидуально, но в любом случае ей предоставляется возможность за 1 – 2 шага и, наконец, мощного прыжка, – с полной силой ухватить рукав. Эффект возбуждения собаки на поводке и ее пуска должен быть подобен броску нападающей змеи.
Фронтальный укус начинается с того, что хозяин держит собаку на поводке, а помощник в непосредственной близости от собаки слегка (не очень агрессивно), возбуждает собаку. Защитный рукав помощник держит сбоку или даже за спиной. Помощник должен стремиться привлечь к себе внимание собаки, используя как можно меньше вспомогательных средств (имеются в виду возбуждающие средства). Любая нервозность или истеричность собаки должны быть исключены.
Как только помощник видит, что он достиг желаемого поведения собаки, что она без нервозности, но прямо пытается нападать на помощника, он делает кивок головой – сигнал для хозяина к пуску собаки. Помощник, не двигаясь с места, до последнего момента сохраняет угрожающую позу перед собакой и только в самый последний момент выставляет перед атакующей собакой защитный рукав. Как только собака захватывает защитный рукав, помощник подтверждает произведенный захват отпусканием рукава. Хватка – последующая отдача рукава собаке без борьбы.
В традиционной тренировке принято подержать собаку некоторое время на рукаве, чтобы “научить” ее борьбе. При этом помощник “обрабатывает” собаку стеком и одновременно с этим как бы борется, и тем самым стимулирует ее. Хороший помощник в состоянии научить собаку хватать, держать, он поднимает собаку на рукаве, используя при этом стек. Идея в этом случае заключается в том, что, якобы, хорошая борьба собаки с помощником является ее поощрением. Это, якобы, должно привести к более хорошим и плотным захватам.
Готтфрид считает, что эта точка зрения абсолютно неверна и ничем не подтверждена. Очевидно, что сам момент захвата собакой рукава является и моментом ее поощрения. Именно в этот момент мы должны отдать собаке рукав. Поэтому Готтфрид считает, что удлинение во времени процесса захвата вредит собаке и приводит ее к притуплению восприятия происходящего, апатии, пассивности. Поэтому процесс укуса должен быть как можно короче во времени.
Собака, тренировавшаяся на коротких процессах захвата, в дальнейшем будет выглядеть лучше при демонстрации захвата.
После того, как помощник отдает рукав собаке, ее хозяин делает несколько шагов назад и содействует тем самым подходу (возвращению) к нему собаки. Потом хозяин берет собаку за поводок и проходит большие круги с собакой, пока она добровольно не сбросит рукав. После этого помощник приближается к собаке неторопливо и безучастно (чуть под углом), не смотрит в глаза собаки, спокойно забирает рукав и продолжает занятия.
При тренировке этих фронтальных захватов (атак) следует учитывать еще следующий момент: если расстояние между собакой и помощником будет слишком короткое или слишком длинное, то собака не сможет действовать оптимально. Это снизит эффективность работы и тем самым самого захвата (атаки) собаки.
Задача самого помощника выбрать идеальную дистанцию для каждой конкретной собаки. Со временем помощник сможет определять, в каком состоянии собака лучше всего осуществляет эти фронтальные захваты. Помощник обязан предоставлять собаке рукав всегда одинаково, т.к. это может повлиять на решительность собаки. Собака должна заранее предвидеть действия помощника, т.е. если он в последний момент по-другому сделает движение по захвату рукава, то это может повлиять на движение и решительность собаки при осуществлении хватки.
4 раза за тренировку надо проводить фронтальные атаки и после последней атаки собака имеет полное право унести рукав с площадки.
Через несколько недель таких тренировок собака уже должна продемонстрировать способность хорошего, мощного укуса, хорошо слаженную работу с помощником, уверенность, то, что она прочно удерживает рукав в пасти, стремительно движется с ним и после этого спокойно и добровольно сбрасывает рукав.
После этого можно переходить к тренировке собаки с посадкой и облаиванием, которые являются фундаментальными упражнениями защитной службы.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:49

ПОСАДКА И ОБЛАИВАНИЕ
Традиционно существуют разные способы посадки и облаивания при тренировке собаки: с помощью длинного поводка, парфорса, или же с использованием помощником стека, или же других вспомогательных средств. Несмотря на то, что все эти разные способы отличаются друг от друга, все же между ними есть что-то общее.
В одном из случаев собака, посылаемая в укрытие, без принуждения и свободно кусает помощника. Она уже прошла проверку на смелость, хорошо движется вдогонку, на дистанцию. Теперь точно также собака спокойно будет кусать стоящего в укрытии помощника (это закономерно), и от этой привычки собаку нужно отучать.
Вторым объединяющим фактором этих разных методов является то, что собаку приходится с принуждением, а также с болью (для собаки) отрывать от захваченного ею предмета – добычи. В этой ситуации налицо классический пример конфликта. Этот конфликт часто вызывает нервозность и расконцентрированность собаки. В такой ситуации собаке очень трудно обучаться, и она очень редко будет демонстрировать правильный захват. Собака в конечном итоге свыкается с тем, что боль и захват – неотделимы друг от друга. В зависимости от сущности собаки и ее характера, это приводит собак к апатии, пассивности и они перестают реагировать на обычную коррекцию, или же собака будет перевозбуждена, а та боль, которая ей доставляется и должна сделать ее послушной, на самом деле – делает собаку еще более агрессивной.
Готтфрид нашел здесь очень интересный путь решения этой проблемы. Решение простое, а именно: после обучения собаки фронтальному захвату он посылает ее в укрытие.
Собака, обучаемая фронтальному захвату, никогда не преследовала помощника, она познакомилась с помощником только в свободном состоянии и никогда не знала неподвижного помощника, никогда не загоняла помощника в укрытие и никогда не теряла его из вида до тренировки, т.е. собака еще не возмужала. Собака сверх самоуверенная и ее легко как раз привести в сомнение.
Чтобы нам достичь правильной посадки и правильного облаивания нужно, чтобы помощник стоял в укрытии уверенно и спокойно, а защитный рукав держал сбоку или за спиной, и при этом, посредством своего взгляда и своего положения (стойки), пытался блокировать собаку.
Каждое начало тренировки по постановке собаки и облаиванию необходимо начинать с нескольких фронтальных захватов, чтобы привести собаку в нужное, правильное состояние. После этого, помощник не бежит, а уходит в укрытие, т.е. скрывается в укрытии и занимает полу нейтральную, но в какой-то степени угрожающую позу. При этом он держит защитный рукав сбоку или за спиной, чтобы рукав был вне зоны досягаемости собаки. Через короткий промежуток времени хозяин отпускает собаку. Большинство собак, которые впервые сталкиваются с такой ситуацией (конфронтацией) – останавливаются перед помощником, ждут действий с его стороны, становятся при этом неуверенными, т.е. они впадают в типичную ситуацию непонимания. Так они останавливаются и начинают лаять.
После того, как собака 1-2 раза полаяла, помощник выставляет руку впереди себя – тем самым, вызывая хватку (захват) собаки. При хватке он тут же выпускает рукав и позволяет собаке уйти с рукавом. Не выходя из укрытия, он дожидается того момента, когда собака добровольно сбросит рукав. После этого он выходит из укрытия, направляется к собаке и подбирает рукав. Помощник снова идет в укрытие для повторения упражнения остановки и облаивания. Это упражнение можно повторять за одну тренировку 2-3 раза. Заканчивать тренировку необходимо двумя-тремя фронтальными атаками, чтобы собака смогла унять возникшую нервозность во время облаивания и остановки (посадки перед помощником в укрытии).
Основная задача помощника заключается в том, чтобы правильно сформировать поведение собаки в укрытии. Это означает, что не следует воздействовать на каждую собаку одним и тем же способом. Каждая собака требует своего индивидуального подхода. Важнейшим элементом выработки индивидуального стиля работы с собакой является ее характер. Характер собаки, ее внутренний настрой подразумевают уверенное в себе и наступательное поведение в укрытии. Спокойно и уверенно собака должна показать, продемонстрировать нам, что она себя контролирует, и что она четко знает, что от нее требуется. А это достигается тем, что мы предоставляем собаке возможность для укуса в самый нужный момент. Когда собака демонстрирует свое уверенное поведение и ее глаза ясны, – мы видим, что достигли желаемого.
Но положительный настрой собаки формируется не только с помощью тренировки постановки и облаивания, а также с помощью всего комплекса упражнений защитной службы. Особенно это те упражнения, которые вырабатывают у собаки чувство контроля.
Помимо тренировки настроя собаки мы используем также и правильный физический стиль собаки – правильное движение собаки, т.е. собака не должна прыгать на помощника, не должна близко или далеко от него располагаться; помощник должен расположить собаку корректно перед собой, она должна облаивать помощника, а не рукав.
Процесс облаивания должен основываться на напряженном состоянии между помощником и собакой, но не на “выклянчивании” собакой у помощника рукава.
В данном случае помощник может осторожно экспериментировать с собаками для нахождения с каждой из них оптимального варианта ситуации, т.е. помощник должен четко определить тот момент, когда при корректной посадке и желаемом поведении собаки отдать ей рукав, вовремя подкрепив ее действия.
После того, как собака привыкает соответствующим образом вести себя, и получает вознаграждение в качестве рукава, она будет продолжать вести себя именно так, как это сформировано помощником. Естественно, это зависит от того, что мы начинаем обучение собаки постановке и облаиванию достаточно рано, но когда собака уже обладает способностями сильно и полно хватать рукав в укрытии.
Но в том случае, когда мы имеем дело с собакой, которая накопила уже больше опыта, мы ее можем удержать от преждевременного захвата только с помощью поводка, т.к. другие мотивационные приемы не пройдут. А в дальнейшем – следовать обычному процессу тренировки – увести и дожидаться, пока собака не бросит рукав.
После того, как хозяин удерживал собаку на поводке перед помощником, и она несколько раз его облаяла, поводок ослабляется и помощник выставляет защитный рукав для захвата собакой. Через несколько часов таких тренировок собака уясняет себе, что за счет облаивания она получает вознаграждение в виде защитного рукава и в соответствии с этим она все больше и больше энергии будет тратить именно на облаивание. В этой ситуации хозяин все время держит натянутым поводок. Ослабленный поводок – означает для помощника выставление рукава перед собакой.
Таким образом, за несколько часов тренировок собака уясняет для себя, что ослабление натяжения поводка при подходе к помощнику с облаиванием означает для нее вознаграждение в виде рукава.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:51

КОМАНДА “АУС”
В традиционных методах тренировок команда “Аус” представляет собой одну из самых больших проблем. Несмотря на то, что “Аус” представляет собой продолжение постановки собаки и облаивания, а собака, которая научилась четко выполнять это, находится лишь в незначительном шаге от понимания команды “Аус”, – мы видим, что очень много собак хорошо выполняют посадку перед помощником и облаивание, но очень плохо выполняют команду “Аус”.
Проблема заключается в самой сути этого упражнения – заставить собаку что-то отдать, что она с такой энергией и желанием захватила.
Очень часто то, как мы это делаем, вызывает сложности. Традиционно это делается посредством подавления собаки, воздействия на нее, когда мы принуждаем собаку сделать это с помощью поводка. Собака понимает, что у человека есть вспомогательное средство, в данном случае – поводок, который служит человеку для наказания ее, если она не слушается.
Готтфрид нашел ответ на вопрос, как мы можем заставить собаку отдавать рукав добровольно. Ответ на этот вопрос состоит из трех частей:
1. В защитной службе очень важно правильно настроить собаку. Собака должна являться на тренировочной площадке не пассивным участником, а в той или иной степени представлять, что от нее хотят, и с удовлетворением, желанием и инициативой участвовать в процессе тренировки.
2. У собаки должно складываться впечатление, – а это задача помощника, – что она является основным действующим лицом на площадке, и что она своими действиями вызывает происходящее на площадке, в частности, – укус – захват рукава (хватку), и что она в спокойном внутреннем состоянии, т.е. уверенно и спокойно воспринимает все то, что происходит на площадке.
3. Следующим важным пунктом является способность к нормальной, добровольной отдаче рукава. Очень важно, чтобы собака не вводилась в конфликтную ситуацию. Ни владелец собаки, ни кто-либо другой никогда не должны были вообще до этого силой забирать рукав.
Т.е. это означает, что собака научилась тому, что отпускание ею рукава при тренировке с укрытием приводит к возвращению снова на площадку помощника, что связано для собаки с другими желаемыми ею захватами рукава. Это означает, что разум собаки, ее глаза ясны, что собака автоматически не возбуждается (речь идет о нервном возбуждении) и она не сбивается с толку, не приходит в замешательство, как в том случае, когда защитный рукав у нее забирают силой. Это означает, что облаивание как бы стало ее автоматическим способом поведения, когда она останавливается перед спокойно стоящим в укрытии помощником и облаивает не потому, что ее наказывали или подавляли, а потому, что она сама избрала этот способ поведения, т.к. научилась, что это поведение приводит к вознаграждению – хватке.
Вопрос заключается в следующем: как мы можем достичь добровольной отдачи рукава помощнику?
Ответ на этот вопрос очень прост. Помощник стоит полностью спокойно и мы предоставляем собаке время спокойно подумать. Это упражнение как всегда обязательно должно начинаться с двух – трех фронтальных захватов рукава. После этого собака посылается в укрытие для посадки и облаивания. После этого упражнение будет заключаться не в мгновенной – быстрой отдаче рукава собаке, а наоборот, – помощник коротко (очень непродолжительное время) поработает с собакой рукавом с выходом на несколько шагов из укрытия и затем мягко потянет собаку в укрытие. В укрытие плавно опустит рукав в обычное для позиции облаивания положение, и при этом он как бы упирается своими плечами и рукой об укрытие.
Если помощник работает с мощной, сильной и неохотно отдающей рукав собакой, то он может прижать рукав – расположить его между стенкой укрытия и телом. В данном случае нужно использовать достаточно сильного помощника, который мог бы противостоять упирающейся собаке, чтобы несмотря на все свои усилия собака не смогла вытянуть помощника из укрытия. В это время помощник не должен ничего предпринимать, а просто стоять и пассивно сопротивляться, не производя никаких действий и не демонстрируя поз угрозы. Владелец собаки не должен подавать никакой команды, не трогать собаку, не разговаривать с ней, – наоборот, он должен быть на определенном удалении от собаки, так как любое вмешательство владельца собаки в данном случае будет только нервировать собаку и сбивать ее с толку. Это упражнение может длиться довольно долго. Но в какой-то момент пассивное поведение помощника и неполученное удовлетворение собаки, а также ограничение пространства в укрытии приведут к тому, что собака обязательно отпустит рукав.
Очень часто в первые тренировки отпускание будет нечистым. Это означает, что собака еще будет цепляться за рукав, перехватывать, перекусывать его, трепать. Но нас это ни в коем случае не должно беспокоить, т.к. со временем собака научится, что отпускание рукава представляет для нее преимущество, она будет терять чувство конфликта и тем самым начнет чисто и добровольно отпускать рукав.
В тот момент, когда собака отпускает рукав, ею автоматически занимается позиция облаивания, т.к. спокойно стоящий помощник и само укрытие будут возбуждать в собаке данное поведение – облаивание.
Хороший, опытный помощник может помочь собаке, может привести собаку в действие различными способами. Например, с помощью взгляда, легкими движениями тела – можно вызвать лай собаки. После того, как собака на это прореагировала и несколько раз полаяла, помощник дает собаке захватить рукав и подтверждает этот захват отпусканием рукава, чтобы собака сама могла унести рукав. Это означает, что собака решает проблему по своей собственной инициативе и одновременно при этом учится желаемому нами поведению.
Со временем собака научится тому, что когда помощник останавливается, она будет чисто и добровольно, без какого-либо конфликта и без принуждения отпускать рукав.
Естественно, что на испытаниях у нас отсутствует эта фаза захвата в укрытии и т.о. отпускание рукава происходит на открытой площадке, на некотором удалении от укрытия. Поэтому нам надо как бы перескочить этот этап – от укрытия на открытую площадку. С этим шагом Готтфрид тянет, – к нему переходит далеко не сразу. Он не спешит с этим, чтобы предоставить собаке достаточно времени очень хорошо привыкнуть к команде “Аус”.
Перенос упражнений “Аус” из укрытия на площадку подразумевает несколько шагов: вместо “Аус” в укрытии мы вытягиваем собаку из укрытия для “Аус” вне укрытия, но это должно сначала происходить в зоне видимости, рядом с укрытием. Постепенно удаляясь от укрытия в сторону площадки, одновременно достигаем – получение “Аус” в любой точке продвижения помощника.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:52

ПОДЧИНЕНИЕ В ЗАЩИТНОЙ СЛУЖБЕ
Существенными деталями упражнений, которые требуются от собаки в защитной службе являются постановка, облаивание, “Аус” и “Ревир”. Если собака выучила эти приемы, то это означает, что существенная часть ее обучения защитной службе пройдена. А такие детали, как, например, отзыв из укрытия, обезоруживание и конвоирование очень часто легко забываются. Но, несмотря на то, что эти побочные детали хоть и не столь важны, как облаивание или “Аус”, их нечеткое исполнение может привести к искажению общей картины работы собаки.
Эти, часто воспринимаемые как не столь важные, способности собаки имеют одну и ту же первопричину – контроль над собакой или иными словами, степень ее подчинения. Владелец собаки должен с помощью команды уметь “дирижировать” собакой на площадке. Это подчинение собаки в защитной службе иногда очень трудно достичь.
Традиционно все известные методы содержат целый ряд корректур, которые используются до тех пор, пока собака не начнет подчиняться с помощью шока или боли. Однозначно можно сказать, что это просто бессмысленно. Когда мы так жестко исправляем или корректируем поведение собаки с целью ее подчинения, – это, в конечном итоге, отрицательно скажется на самой собаке. С другой стороны, если собака сама по своей натуре очень импульсивна, темпераментна, – очень сложно повлиять на нее с помощью сильных, жестких методов коррекции, которые будут только безнадежно нервировать собаку (возбуждать). Некоторые собаки настолько сильные и мощные, что владельцу с помощью физических методов невозможно привести их к подчинению.
Готтфрид подчеркивает: если мы можем контролировать глаза собаки – то мы можем контролировать и саму собаку.
Вместо того, чтобы подавлять импульсивность и энергичность собаки, Готтфрид обращается к основным, уже ранее упомянутым, идеям его метода обучения собаки защитной службе. Прежде всего он представляет собаке право или возможность самой принимать решение. Т.е. также и здесь перед собакой стоит вопрос: как я должна достичь цели – получить вознаграждение?
В этом случае собаке предоставляется возможность, точнее, собаку вводят в такую ситуацию, когда она должна продемонстрировать желаемое поведение для нас посредством визуального контакта и концентрации ее внимания.
Процесс подчинения собаки в защитной службе опять-таки начинается с ее постановки и облаивания. Концентрацию внимания собаки мы можем достичь на площадке, когда помощник скрывается в укрытии. Затем владелец выжидает немного, пока собака успокоится, и после этого дает ей команду “Сидеть”. В случае необходимости, в данном случае, владелец, как вспомогательное средство, может использовать и поводок. Но вы должны учесть, что это не должно быть корректурой, а только напоминанием.
Обычно, когда помощник находится вне видимости собаки, она легко выполняет команду “Сидеть”. Как только собака выполняет команду “Сидеть” – она должна быть тут же вознаграждена посредством посыла ее к укрытию. Постепенно, с опытом собака будет ожидать этого упражнения и начнет добровольно садиться сама, и в то же время, владелец собаки шаг за шагом должен требовать от собаки более четкого исполнения команды “Сидеть”, прежде чем собака отпустит рукав и будет затем послана в укрытие.
Теперь наступает момент, когда нужно зафиксировать внимание собаки. Это означает – установить визуальный контакт с собакой.
Из-за предельного внимания собаки к укрытию и ее порывистости – возбудимости, желания снова бежать к укрытию – ее глаза полностью устремлены на укрытие – в этом заинтересованность собаки помчаться в укрытие. Из-за этого будет очень сложно зафиксировать ее внимание.
Готтфрид рекомендует в этом случае использовать способ идти рядом у ноги, т.е. после того, как помощник скроется в укрытии, владелец собаки должен привести собаку в сидячее положение и дать ей возможность успокоиться. Потом хозяин дает команду “Рядом”, поворачивается на 180 градусов и идет в противоположном направлении от укрытия. При этом, если необходимо, нужно сделать рывок поводком (не сгибаясь и не смотря в глаза собаке), чтобы собака шла плотно к ноге. За счет силы привычки собака будет потом идти плотно к ноге владельца. Как только достигается, что собака идет плотно к ноге, владелец разворачивается и возвращается в направлении укрытия. Это как раз и является фактором вознаграждения для собаки – этот разворот, т.к. собака знает, где находится помощник. Владелец возвращается на ту точку, откуда они начали движение и сажает собаку в этом месте. Здесь мы должны привлечь внимание собаки и поэтому произносим ее кличку, чтобы привлечь ее внимание. Эта посадка собаки с обращением к ней (кличкой) состоит из двух частей: владелец останавливает собаку, сажает собаку и требует от нее внимания. Но останавливается не лицом к укрытию, а под углом 90 градусов к нему. И, как только собака посмотрит в глаза владельцу, что означает, что она проявила (продемонстрировала) внимание – то посредством команды “Фус” и поворотом на 90 градусов в сторону укрытия – собака вознаграждается поворотом мордой к укрытию. Таким образом, эта новая позиция собаки, ее повторное проявление внимания после поворота на 90 градусов – мордой к укрытию – собака в свою очередь вознаграждается за это посылом в укрытие.
Со временем и опытом собака осознает, что этот разворот приближает ее (собаку) к цели – к укрытию, которое в свою очередь служит для нее вознаграждением. Обеспечение внимания собаки прежде всего возможно потому, что в данном случае помощник находился вне зоны видимости собаки.
После того, как собака освоила все эти упражнения с использованием укрытия, можно переходить к следующему этапу – работе на открытой площадке без укрытия, т.е. в зоне видимости помощника. И, через некоторое время применения таких упражнений, могут быть иногда использованы рывки, но без какого-либо давления на собаку. Таким образом вы сможете достигнуть определенной степени контроля над поведением собаки. Эта степень обученности собаки в защитной службе сослужит ей в дальнейшем хорошую службу.

  • 0

# ВНЕ САЙТА   GAMBINO

GAMBINO

    Главный Администратор

  • Администраторы
  • Репутация
    985
  • 9 385 Cообщений
  • ГородКишинёв

Отправлено 21 Август 2012 - 09:53

РАЗДЕЛ “РЕВИРЕН” (ОБЫСК УКРЫТИЙ)
Ревировка (обыск укрытий) рассматривается как одно из упражнений для собаки с целью ее подчинения без какого бы то ни было подавления, основываясь при этом на силе привычки (навыке), спокойствии и рассудительности собаки.
В данном случае все предыдущие упражнения с постановкой – посадкой, облаиванием и т.д. проводились на одной и той же площадке, у одного и того же укрытия, что немаловажно. Тем самым достигается, что собака в своей памяти связывает посадку и облаивание перед помощником с одним и тем же укрытием. Это укрытие №1. Трюк состоит в следующем – чтобы послать собаку к укрытию №1, обежав перед этим другие укрытия.
Сначала опробуется обегание двух укрытий. Затем 3-4, потом – 5-6. Основной проблемой здесь является заставить собаку обежать пустое укрытие. На первых порах мы должны обмануть собаку. Опыт говорит собаке, что она сможет найти помощника в первом укрытии, за счет тренировок это несложно сделать.
Повторяем и еще раз подчеркиваем, что все наши упражнения должны начинаться с нескольких фронтальных захватов рукава. После этого мы даем собаке возможность понаблюдать, как помощник скрывается в первом укрытии. Затем владелец по той же самой схеме отрабатывает вышеописанный прием с разворотом на 180 градусов, движение рядом, удаление – отход в противоположном направлении от укрытия, – тем самым мы отвлекаем собаку и предоставляем возможность помощнику перебежать незаметно для собаки из укрытия №1 в укрытие №2.
Если в этом есть необходимость – можно собаку отвести в какое-либо укрытие или бокс, чтобы собака не видела последующие передвижения помощника из одного укрытия в другое. После этого владелец возвращается с собакой в исходное положение (опять на 90 градусов – т.е. под прямым углом к укрытию). Опять сажает собаку, обеспечивает внимание собаки к себе (контроль глаз собаки), – после этого поворачивается лицом к укрытию №1, и как только собака демонстрирует свое внимание к хозяину, – тут же она посылается хозяином к укрытию №1. За счет накопленного опыта и предыдущих упражнении с работой в укрытии, собака с удовольствием помчится к укрытию. Как только собака достигнет укрытия №1 – помощник тут же позовет ее из укрытия №2. И собака, подбежав к укрытию №2, традиционно облает его и получит свое вознаграждение – рукав.
После нескольких подобных упражнений нужно обязательно сделать так, чтобы после одной из таких пробежек собака все же обнаружила помощника в укрытии №1, т.е. чтобы она по-прежнему начинала пробежку с укрытия №1.
Но со временем собака станет хитрее и не так просто будет ее провести. Готтфрид считает, что это естественное явление и никакой проблемы не представляет.
Естественно, что главным смыслом всех этих упражнений является необходимость научить собаку начинать пробежку – ревировку – сначала с укрытия №1, а затем – движение к укрытию №2. Вот здесь и начинается собственно работа. Теперь собака должна видеть, как помощник перейдет из укрытия №1 в укрытие №2, а владелец должен суметь послать собаку – заставить ее – сначала побежать к укрытию №1, а затем к укрытию №2.
Изо дня в день нужно соблюдать один и тот же порядок движения собаки – ни в коем случае не делать так, что сегодня собака бежит к укрытию №1, а завтра к укрытию №2. Собака должна научиться, привыкнуть к одному и тому же порядку обегания укрытий, т.е. к тому обеганию, которое каждый раз приводит ее к цели. И здесь, как всегда, мы начинаем с фронтальных захватов. Затем, как собака после одной – двух пробежек всегда обнаруживала помощника в первом укрытии, мы ей опять-таки позволяем наблюдать, как помощник перебегает из укрытия №1 к укрытию №2. Хозяин опять дает команду “Фус”, разворачивается на 180 градусов, возвращается на исходную позицию, сажает собаку и далее на поводке (команда – “Фус”) направляется к укрытию №1. Опыт подсказывает собаке, что тем самым она получает вознаграждение. Но она должна бежать к укрытию, а в данном случае – ее не отпускают бежать, а владелец ведет ее к укрытию на ослабленном поводке и внимательно контролирует ее движение. И, если владелец чувствует, что она хочет обежать укрытие, то поводком корректирует – слегка поддергивает собаку. Около укрытия владелец отпускает поводок лишь тогда, когда полностью убедится, что собака обежит укрытие. Собака бежит к укрытию №2, где она облаивает и получает свой рукав – свою цель. Здесь возможно многократное повторение этого упражнения, пока собака не научится четко выполнять движение по этой схеме. Обязательно нужно, чтобы собака обежала первое укрытие, после этого двигалась ко второму укрытию, а там после облаивания, в качестве вознаграждения получила рукав. В привычку собаки должно войти, что достижение ее цели (помощник с рукавом) – лежит только и непременно через обегание укрытия №1. С опытом собака станет более надежной и, когда вы сами почувствуете, что она обучена этому, можно переходить к следующему этапу этого упражнения.
Шаг за шагом в процессе тренировок, проявляя максимум терпения, вы должны посылать собаку к укрытию №1 со все более дальней дистанции – т.е. увеличивать расстояние. Только сила привычки – навык заставит собаку примерно с середины площадки бежать сначала к укрытию №1, а затем к укрытию №2. Собака должна осознанно двигаться по площадке сначала к укрытию №1, зная при этом, что там нет помощника, а затем к укрытию №2, т.к. она была обучена неукоснительно выполнять эту схему движения. Это означает, что собака будет быстрее бежать к пустому укрытию №1, чтобы, обогнув его (за счет выработанного навыка) – мчаться к укрытию №2, где она уверена – и находится помощник. Любое четкое выполнение этого движения и последующего корректного облаивания должно вознаграждаться рукавом.
Теперь можно обобщить все эти упражнения и то же самое проделать с укрытиями 3,4 и 5,6.
Например, мы можем позволить собаке видеть, как помощник перебегает и прячется в укрытие 4, а владелец посылает собаку вокруг укрытия 3 к укрытию 4, где она должна совершить облаивание. Таким же образом это проделывается с укрытиями 5 и 6. Но здесь нужно быть осторожным, чтобы не столь часто упражняться на последних укрытиях и, чтобы не сильно направлять внимание собаки на эти два последних укрытия. Следует основное внимание уделять работе с первыми четырьмя укрытиями, чтобы основное внимание собаки было приковано именно к этим укрытиям. Со временем собака изучает все шесть укрытий, а именно парами -1 и 2, 3 и 4, 5 и 6.
На следующем этапе мы должны научить собаку соединять пары в движении, например, укрытия 2 и 3, 4 и 5, т.е. таким образом, собака обучается обегать все укрытия, двигаться во всех тех направлениях, которые необходимы в ревировке. Теперь мы можем начать с первого укрытия, чтобы затем обежать все 6 укрытий. Темп и степень контроля (подчиненности) собаки, который мы достигаем этим методом приводят нас к следующим двум факторам: обегание всех укрытий приводит собаку к шестому укрытию, где ее ожидает вознаграждение, и второе – непременно нужно придерживаться строгой последовательности движения вокруг укрытий, без исключений.

  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Copyright © 2017 GSDMOLDOVA.COM